Николай Викторович Стариков Кризи$: Как это делается

Николай Викторович Стариков Кризи$: Как это делается

Сообщение Timecops » 23 апр 2017, 16:44

Николай Викторович Стариков
Кризи$: Как это делается



Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/ ... m=30410158
«Стариков Н. Кризис: Как это делается»: Питер; Санкт Петербург; 2009
ISBN 978 5 49807 394 1
Аннотация

Новая сенсационная книга Николая Старикова, политического обозревателя журнала «Консерватор», автора бестселлеров «Шерше ля нефть», «Кто заставил Гитлера напасть на Сталина?», «От декабристов до моджахедов», убедительно показывает, кто и зачем организовал мировой финансовый кризис. Вы найдете ответы на самые злободневные вопросы: что было сделано властями США, чтобы кризис обязательно случился? Почему доллары выпускает не государство, а частная лавочка под названием ФРС? Как Запад обвалил цену на нефть? Что такое демократия и почему она никогда не победит во всем мире? Зачем Украина перекрыла газовый вентиль российскому газу? Кто и зачем на самом деле организовал в СССР Голодомор? Кому везла свои танки «Фаина»? Почему политическая система США напоминает сломанную рулетку? Как убийство президента Джона Кеннеди связано с сегодняшним кризисом? Почему бензин в России дороже, чем в Америке?
Обвал цен на нефть, выборы, падение котировок, военные конфликты и заказные убийства. Это и есть кризис. Он не случайность. Кризис – это оружие. А борьба идет не только на биржевых площадках, но и в наших головах и в наших сердцах. Мир устроен совсем не так, как мы его себе представляем. Добро пожаловать в реальный мир…

Николай Стариков
Кризи$: Как это делается

1. Ху из мистер Кризис?

Вряд ли такие события могут пройти незаметно для нас. Очень вряд ли.
В. С. Черномырдин

Если бы сегодня на нашей планете проводился конкурс на самое популярное слово, то победитель был бы известен заранее. Ни интриги, ни закрученного сюжета из этого мероприятия бы не получилось. Играть в тотализатор, делать ставки и гадать на кофейной гуще не было бы никакого смысла. Лидера знают все. Все о нем говорят, ему посвящены новости и выступления всех политиков, экономистов и просто известных людей. О нем с утра до вечера пишут, спорят, пытаются предугадать будущее. Его проклинают, на него молятся, его обвиняют во всех смертных грехах. Это страшное и одновременно притягательное слово выучили даже ученики младших классов, его слышали дошколята в детском саду. Это КРИЗИС.
Откуда же он взялся? В человеческой истории кризис всегда был связан с какой нибудь катастрофой или катаклизмом. Либо природные, либо человеческие силы вызывали беду или нашествие, которые приводили к резкому ухудшению жизни. Кризиса без причины не бывало, и эта причина всегда была веской и существенной: «либо мор, либо глад». Если в Древний Рим вовремя не доставлялся хлеб из Египта, то в столице мира начинался голод. Когда нашествие варваров в более поздние византийские времена перекрывало пути подвоза продовольствия, в империи начинались волнения, связанные с его недостатком. Кризис власти во многих случаях приводил к началу гражданской войны, которая, в свою очередь, поглощала жизненные силы страны и вела к усугублению кризиса во всех сферах экономики. Но потом война заканчивалась, а вместе с ней заканчивался хаос. Экономика восстанавливалась, люди жили все лучше и лучше. И так до следующего нашествия, эпидемии или очередного витка борьбы за власть.
Чего в человеческой истории не было никогда, так это кризиса без реальных, видимых причин. Так, чтобы хлеб был в магазинах, люди в подавляющем своем большинстве на работе, все на своих местах, а на пороге – кризис.
Что же случилось сегодня, почему экономика не только нашей страны, а всей планеты захворала? Слава богу, ни чума, ни холера не свирепствуют, инопланетяне нигде, кроме голливудских блокбастеров, не высаживаются. Коровы доятся, рис растет, египетские крестьяне, как во времена Цезаря и Клеопатры, снимают по два три урожая в год. Газпром без устали добывает газ, саудиты, норвежцы, катарцы, алжирцы и мы – все качают нефть. Даже эстрадные певцы и рок группы все так же строчат свои шлягеры на потеху толпе. Вроде бы ничего не изменилось – а на дворе кризис. Все вроде точно так же, как было вчера, тем не менее все готовятся к худшему. Так что же произошло?
Это не праздный вопрос. Разберемся, откуда «растут ноги» у нынешнего кризиса, осознаем кому, зачем и почему он необходим, и сразу станет ясно, каким лекарством эту напасть лечить. Тогда с высоты понимания проблемы сможем оценить и действия наших руководителей. Правильные шаги они предпринимают для выхода из кризисного состояния или, наоборот, как говорят либеральные журналисты и экономисты, своими поступками Медведев и Путин подписывают экономике России смертный приговор. В любом случае, надо разобраться с причинами начавшегося кризиса. Для этого нам необходимо внимательно приглядеться даже не к действиям политиков, а к их словам. Именно за последние кризисные месяцы русская лексика обогатилась новыми, доселе неведомыми словами. Вернее, слова эти существовали и раньше, но пользовался ими узкий круг специалистов, а широкой публике эти термины были неизвестны.
О каких словах идет речь?
Самое популярное «кризисное» выражение, как мы уже выяснили, – это сам «кризис». Вторую строчку рейтинга, без сомнения, займет выражение «недостаток ликвидности». Согласитесь, сразу и не поймешь, о чем речь. Какой такой ликвидности вдруг объявился недостаток? Может, наши доблестные органы пересажали (слава богу!) всех наемных убийц и теперь задумавшему злодеяние не найти исполнителя ликвидатора? Нет, раз кризис экономический, то и речь идет исключительно об экономике. И тут мы сталкиваемся с интересной особенностью современной экономической мысли. Отчего то все в экономике называется такими словами, суть которых простому человеку практически невозможно понять. «Недостаток ликвидности» – из этого же ряда. Означает этот псевдонаучный термин очень простую ситуацию, с которой хоть раз в жизни сталкивался каждый из нас, – это недостаток денег (ликвидности). Вот так все становится понятно любому человеку – денег нет. Зачем же такие простые вещи называть так сложно?
«Центральный банк РФ признает некоторый недостаток ликвидности на рынке», – говорит председатель ЦБ Сергей Игнатьев.
«Недостаток ликвидности в банках – ключевая проблема кризиса в России».
«Российские банки борются с недостатком ликвидности за счет клиентов», – гласят передовицы статей в Интернете и в газетах.
Для того и нужны непонятные термины, чтобы прикрыть ими суть происходящих событий, чтобы лишние вопросы не возникали. Представьте себе, что председатель главного банка страны скажет: «На финансовом рынке страны нет денег». А газеты украсятся заголовками: «Недостаток денег в банках – ключевая проблема кризиса в России». Тут же у любого нормального человека возникнут закономерные и разумные вопросы.
♦ А куда, собственно говоря, делись деньги?
♦ Куда делась эта ликвидность?
♦ Почему почти у всех наших банков вдруг не стало денег?
Это так же странно, как если бы у всех продавцов картошки наступил «недостаток картофельной ликвидности». То есть продавцы картошки бы были, были бы ее покупатели, а вот самой картошки почему то не было бы. Причем у всех картофелеводов сразу. Случись такое со «вторым хлебом», объяснение этому появилось бы моментально: раз ни у кого нет картошки, значит, в стране неурожай. Не уродились клубни, колорадский жук поел, морозом градом побило – вот вам и кризис «картофельной ликвидности». Но это с сельским хозяйством так просто. А как быть с деньгами? Их то какой жук поел? Ведь еще полгода год назад деньги были. И вдруг на тебе – их больше нет.
Кто же ликвидировал «ликвидность» в России?
Ответ на этот вопрос с готовностью дают наши либералы. Во всем виновато российское руководство. Многолетняя бездеятельность, отсутствие должного контроля, сидение на нефтяной игле. Звучит достаточно убедительно. Есть, правда, одно «но». Одинаковые проблемы испытывают одновременно экономики всех стран мира. Ликвидность исчезла не только в России.
«Кризис ликвидности во всем мире»; «Кризис ликвидности в США»; «Проблемы на ипотечном рынке США спровоцировали мировой кризис ликвидности» – эти заголовки любой найдет в Интернете сотнями и даже тысячами. Так можно ли ругать электрика из домоуправления за халатность и пьянство, если в результате аварии от электроснабжения отключен весь город, а то и вся страна? Электрик, может, и вправду запойный алкоголик, но только ему не по силам вырубить электричество в мировом масштабе. Надо разбираться в причинах возникшего кризиса, иначе под видом объяснений нам в очередной раз навешают развесистую лапшу.
Что мы знаем о нынешнем кризисе?
♦ Деньги (ликвидность) исчезли повсеместно.
♦ Сначала это произошло отнюдь не в России с ее «тоталитарным режимом», а в совершенно демократической Америке.
♦ Именно из США в 2008 году кризис, словно цунами, начал распространяться по миру.
Дошел он и до России. Именно дошел, а не родился на нашей земле. Стало быть, претензии по поводу возникновения кризиса надо направлять в адрес Белого дома, а не Кремля. Но что нам США, мы же живем в России! Поэтому и претензии предъявляем к российской, а не к американской власти…
Много стройных и логичных объяснений происходящему придумано за последние полгода. Все перебирать не будем, возьмем для примера самое забавное. Во всем, оказывается, виноват кризис доверия. Так и говорят: «Недостаток ликвидности образовался в результате кризиса доверия между финансовыми институтами». Кто поумнее, говорит о кризисе доверия между банками и компаниями, кто поглупее – расширяет понятие. Нет, мол, доверия к российской власти у населения и бизнеса, вот отсюда и все беды. А как выберут истинно народное, ответственное перед народом правительство, так кризис сразу канет в Лету.
Спора нет, доверие очень важно в финансовых делах. Без него нет ни кредита, ни отсрочек, ни льготных процентов. Но есть вещь еще более незаменимая в денежных делах. Это сами деньги. Если их нет, то как друг другу ни доверяй, как ни люби ближнего и дальнего своего, ничем прокредитовать любезных не получится. Точно так же наличие в баках бензина, бесспорно, является главнейшим условием того, чтобы ваш автомобиль куда то поехал. Но если нет самого автомобиля, то количество заготовленного вами топлива не имеет ровно никакого смысла. Никуда вы не поедете, пока не приобретете само средство передвижения. Когда нет денег, нет ликвидности, ваша экономика не сможет работать. Можно долго и бесплодно спорить о причинах нынешнего кризиса, пока мы не уясним одну вещь. Если возникает кризис ликвидности картошки, надо искать причину картофельного неурожая. Пойти в бескрайние поля и выяснить, какая напасть – естественная или искусственная – привела к отсутствию корнеплодов. Когда мы хотим разобраться в причинах повсеместного исчезновения денег, мы должны отправиться туда, где они появляются на свет. И только тогда нам станет совершенно ясна причина нынешнего экономического кризиса.
Где же те «поля», на которых «зреют» современные нам деньги?
Без сомнения – в Соединенных Штатах Америки.

2. Об акциях, ипотеке и банках. Добро пожаловать в царство абсурда

Того, кто не задумывается о далеких трудностях, непременно поджидают близкие неприятности.
Конфуций

Деньги как навоз: если их не разбрасывать, от них будет мало толку.
Фрэнсис Бэкон

Любой из нас знает свойство денег исчезать быстро и легко. Как песок сквозь пальцы, словно вода через решето, – много можно придумать красивых метафор для банального процесса движения денежных средств из одного кармана в другой. Но пусть этим занимаются поэты и прозаики, нас интересует совершенно другое: причины появления или отсутствия средств в экономике. Никто ведь не скрывает, что именно деньги являются причиной возникших глобальных проблем. Так и говорят: мировой финансовый кризис. Однако на этом правда о кризисе и заканчивается. Ведь далее речь идет о его причинах. Глядя на экран телевизора, легко можно решить, что весь мир разом сошел с ума. Еще год назад все было хорошо. Ну, может, не совсем хорошо, но не плохо. И вдруг, как снег на голову, кризис, падение всех индексов, банкротства. Люди волнуются, хотят понять причины. Тут то им и выдают объяснение – финансовый кризис вызван ипотечным кризисом в США.
Что такое ипотека? Это возможность взять жилье в кредит. Банк оплачивает его стоимость, а будущий жилец берет на себя обязательство погашать долг с процентами в течение десяти, двадцати пяти лет, а то и больше. На Западе ипотечные кредиты были весьма распространены уже давно, ипотека вовсю работала в США, еще когда в СССР пытались строить социализм. Но что интересно, подобного ипотечного кризиса никогда там не было. По версии аналитиков, огромное число американцев вдруг разом не смогло выплачивать свои финансовые обязательства банку. Далее банки забрали себе дома должников и выставили их на продажу. Но почему то все разом. То есть дома продавали, но их почти никто не покупал, что, в свою очередь, привело к двум последствиям. Во первых, упала цена на недвижимость, а во вторых, не сумев реализовать имущество должников, ипотечные агентства сначала сами стали должниками, а затем и банкротами.
Почему же масса американцев разом стала неплатежеспособной? Они потеряли работу в условиях резкого увеличения безработицы? Их сбережения сгорели в обанкротившемся банке? Нет, все эти негативные моменты – рост безработицы, снижение доходов и волна банкротств – являются не причиной, а уже следствием кризиса! А причиной, как нас уверяют, стал кризис ипотеки, или, проще говоря, массовое невыполнение должниками своих обязательств.
Все это не причины, а уже следствия разразившегося кризиса, а нам все объясняют наоборот – выдавая следствие за причину.
Сначала должны быть трудности в экономике, которые приведут к сложностям в кошельках у людей, и только тогда ипотека может зашататься. Разве может быть наоборот – все хорошо, никакого роста безработицы, никаких банкротств банков, а ипотека уходит в глубокий минус?
Итак, мы понимаем, что следствие не может возникнуть раньше причины. Значит, истинная причина ипотечного кризиса вовсе не в резком падении жизненного уровня американских граждан, которое не позволяет им погашать долги за свое жилье.
Так в чем же дело?
Самое любопытное, что эту причину называют средства массовой информации. Повторяют ее так часто, что мы уже перестали задумываться, насколько она неправдоподобна. В изложении одного интернет издания она звучит следующим образом: «По мнению экспертов, именно выдача большого количества не подкрепленных ничем кредитов в значительной степени повлияла на возникновение кризиса в сфере жилищного кредитования». Другие газеты и журналы также не отличаются оригинальностью. Везде одно и то же: кредиторы раздали кредиты сомнительным заемщикам, которые теперь не могут по этим кредитам платить.
Но как такое может быть? Банк, выдающий деньги кому попало, совершенно точно долго не протянет. Его ждет неминуемое банкротство. Равно как и ипотечное агентство, которое выдает кредит на покупку дома абы кому. Нас хотят уверить, что американские финансисты и банкиры в огромном количестве стали раздавать свои кровные денежки всем желающим, особенно не вдаваясь в незначительные подробности, такие как доход заемщика и наличие у него другого имущества, которое может стать залогом. Иными словами, вели себя, как легкомысленные барышни, а не умудренные опытом акулы капитализма.
Самое смешное, что все это – чистая правда!
Хваленые американские банки делали повсеместно и в массовом масштабе то, за что любой из нас получил бы от своей жены или мужа по голове. Деньги даются с трудом, они зарабатываются потом и кровью – эту истину внушают родители каждому ребенку. К ним надо относиться бережно. Разве можно раздавать их любому просителю с явным риском потерять безвозвратно? Каждый человек хоть раз в своей жизни дает в долг. И чем больше сумма, тем меньше желание ее дать, тем больше опасений. Ведь так? Крупную сумму в долг разумный человек одолжит только тому, кого он хорошо знает. Очень хорошо знает. Просто соседу по подъезду и даже коллеге по работе денег никто не даст, имея хоть малейшие сомнения в возврате суммы. И это правильно – это здравый смысл.
В США все наоборот. Как и в случае с «ликвидностью», были придуманы красивые термины, призванные маскировать странные действия финансистов, способные вызвать ненужные вопросы. Этими словами от постороннего наблюдателя маскировали невероятные вещи.
Оказывается, в Америке ипотечный кредит могли получить такие персоны, которые, согласно здравому смыслу и экономическим реалиям, не должны были его получить никогда. Портрет такого горе заемщика нарисовать несложно: безработный 70 лет, не имеющий имущества, но имеющий проблемы со здоровьем. Берет он ипотеку на 25 лет. Я, конечно, утрирую, но только совсем немного. Ведь выдавая ему деньги, американские банкиры нарушали свои собственные стандарты выдачи кредитов. Такие граждане не могут получать в Америке стандартный ипотечный кредит. Это значит, что любой здравомыслящий человек не даст такому индивидууму и ломаного доллара, а любой банк, дружащий с головой и со своей службой безопасности, вежливо ему откажет. Так и было в США раньше. Причем причиной отказа становился не только возраст или состояние здоровья заемщика. В расчет принимались немаловажные факты: имели ли такие заемщики в недавнем прошлом просрочки по кредитам, выносились ли в их отношении судебные решения или налагались взыскания на заложенное имущество, не проходили ли они через процедуру банкротства. Все это оценивалось, и сомнительным субъектам просто отказывали.
И вдруг – перестали отказывать. Ни с того ни с сего банкиры стали раздавать деньги практически всем желающим! Причем серьезные суммы – ведь речь идет о покупке недвижимости. Для таких заемщиков, как наш собирательный пожилой и больной заемщик, был даже придуман специальный термин – рынок нестандартного кредитования (subprime market). Были забыты все причины, по которым «нестандартным заемщикам» (subprime borrowers) ранее отказывали. Не принимался во внимание и тот очевидный факт, что нестандартные кредиты являются более рискованными для кредитора и что если раздать массу средств кому попало, то можно легко самому оказаться банкротом.
Странная карусель завертелась на рынке американской ипотеки начиная с 2001 года. Уже в 2002 году нестандартные кредиты составили 6 % от всего объема выданных кредитов, а в 2006 году – уже 20 %. Еще 20 % приходилось на так называемые альтернативные кредиты Alt А. Что это такое? Это когда заемщик имеет хорошую кредитную историю – всегда возвращал взятые у банка деньги, – но сейчас не может подтвердить свой доход. Итог ошеломляющий: 40 %, то есть почти половина, выданных кредитов были «с душком»!
А остальные? Они были не многим лучше. Чего только ни придумывали американские банки, чтобы раздать больше денег неизвестно кому! Одни банки предлагали кредиты с плавающей процентной ставкой, корректируемой каждый год, начиная с третьего. Сначала ставка, разумеется, была смехотворно низкой. Другие рекламировали кредиты, переносившие первые платежи за новое жилье в будущее. Не требовался первоначальный платеж, не надо было залога. Предоставлялись такие условия, что даже те из американцев, кто и не задумывался о покупке жилья, считая это не по карману, начали менять свою позицию. Кредиты стали брать все, пытаясь разом улучшить свои жилищные условия. Как следствие, в 2001–2005 годах начался быстрый рост цен на недвижимость. В этот же период в два раза выросли объемы строительства домов (по сравнению с 1990–1995 годами), повысился спрос на стройматериалы, мебель и все, что нужно для обустройства дома.
У ушлых американцев появилась новая возможность делать деньги из ничего. Схема была весьма простой. Взяв кредит на покупку дома, который стоил $100 тысяч, можно было спокойно подождать пару лет, практически ничего не платить по кредиту, а затем взять новый. Только оценка дома из за бурного роста стоимости была уже $200 тысяч. Таким образом, после выплаты старого кредита и небольших процентов по нему чистый заработок составлял почти $100 тысяч. Согласитесь, неплохо. Поняв тему, многие стали брать кредиты исключительно с целью спекуляций, что привело к еще большему росту цен на недвижимость. Рынок жилья начал расти сумасшедшими темпами (по несколько десятков процентов в год).
В результате такого бума нестандартное кредитование стали все шире применять также в «инвестиционных целях». То есть выданные кредиты, договоры с заемщиками, будущие проценты, банки и ипотечные компании стали продавать инвесторам. А проще говоря – друг другу. Театр абсурда расцветал по полной программе.
Не имеющие денег люди брали кредиты, которые им выдавали не имеющие денег организации, сами привлекавшие заемные средства, чтобы раздать их кому попало!
Масса работников разных организаций очень активно делила между собой шкуру неубитого медведя, не особенно утруждая себя мыслями, что этого медведя в природе не существует. Один долг порождал другой, кругом были одни долги. Со стороны же они выглядели как вполне респектабельные ценные бумаги. Дело в том, что торговля долгами также была поставлена на вполне промышленную основу. Продажа ипотечных облигаций и займов осуществлялась по следующей схеме: степень риска невозврата кредита оценивалась рейтинговыми агентствами, в зависимости от этого ценным бумагам присваивалась различная степень «свежести». Высший сорт и первый сорт продавались дороже и быстро находили покупателей. Однако и второй сорт, «осетрина второй свежести», тоже не залеживался. Цена такого «пакета» ипотечных рискованных договоров была низкой и тоже находила своего приобретателя. В итоге довольны были все. Банк скинул с себя договоры с частными лицами, получил за это деньги от инвесторов и мог заново начинать всю канитель. Инвесторы вложили деньги и ждали прибыли, а сомнительные клиенты вновь могли идти за кредитами. Юмор ситуации заключался в том, что инвесторы, а проще говоря, спекулянты, купив по дешевке «второсортные» ипотечные обязательства, опять же «по науке», то есть с помощью рейтинговых агентств, вновь делили их на сорта. Но под названием «высший сорт» (рейтинг надежности) уже были не лучшие из лучших, а лучшие из худших.
И так продолжалось на протяжении 6–7 лет! Экономика США росла, ВВП увеличивался, все были довольны. Огромная масса людей была не только при деле, но и зарабатывала большие деньги, не производя ровным счетом ничего. Вся эта долговая пирамида держалась лишь на постоянном росте цены на недвижимость, которая давала возможность привлекать на рынок ипотеки все новых игроков с новыми финансовыми ресурсами.
Банки, серьезные солидные организации с многолетней, некоторые с многовековой, историей стали играть в одну и ту же азартную игру. Называется она «отдай кому попало как можно больше своих денег». Следствием этого стали забитые почтовые ящики американцев. Только там лежали не рекламные проспекты ближайших супермаркетов, а толстые конверты с договорами с банковскими организациями. В каждом конверте находилась кредитная карточка. Для ее активации не требовалось ровным счетом ничего. Нужно было просто ее взять и начать ею платить, тогда договор с банком считался заключенным. По сути, по почте рассылались самые настоящие деньги, рассылались бездумно, массовым тиражом, всем подряд. Где в истории человечества вы видели такое? Мой знакомый, живущий в США, рассказывал, что у него появилась новая, неведомая ранее проблема: разрезать ножницами полученные по почте кредитные карты, чтобы, не дай бог, кто то из членов семьи не вздумал ею воспользоваться. Это царство абсурда докатилось и до России: один наиболее «продвинутый» отечественный банк тоже начал рассылать кредитки по почте. Но наши масштабы с американскими, слава богу, были несравнимы.
Итог такой почтовой активности закономерен: массовые невыплаты долгов по кредитным картам. Согласно данным ФРС США, совокупный «пластиковый долг» американцев на начало ноября 2008 года составил порядка $950 млрд. Сумма огромная, и она будет еще возрастать – ввиду роста объема неплатежей увеличивается размер процента по овердрафту, то есть перерасходу средств на счете, что, в конечном итоге, снова оборачивается ростом неплатежей. По данным агентства «Мудис» (Moody's), доля невозвратных карточных кредитов возросла за период с августа 2007 года по август 2008 года с 4,61 до 6,82 %, то есть рост ее составил 48 %. В случае роста безработицы списания по кредитным картам могут принять «поистине исторические масштабы».
Ни один аналитик не забил тревогу, ни один экономист не разъяснил банкирам губительность их поступков. Неужели все они круглые идиоты и не понимают очевидной для любого здравомыслящего человека истины, что все это просто не могло закончиться добром? Неужели американские банкиры не понимали очевидных для нас с вами вещей? Все они понимали. Но был у них один спасательный круг, одна мысль, которая успокаивала нервную дрожь. Случись что плохое – всегда можно перекредитоваться.
Запомним одну очень важную мысль: главным условием ипотечной и карточной вакханалии было дешевое и доступное получение кредитов. Причем не столько для физических лиц, сколько для самих ипотечных и кредитных организаций.
Осознав причину детской беззаботности работников американской ипотеки, мы легко поймем такую же странную инфантильность игроков американской биржи. Потому что причина эта одна и та же. Но сначала давайте разберемся, что же такое акция. Это ценная бумага, свидетельствующая о внесении средств на развитие акционерного общества или предприятия и дающая ее владельцу право на получение части прибыли акционерного общества (предприятия) в виде дивидендов. Такое определение вы можете прочитать в учебниках. И такой акция была на заре становления капитализма. Логика была очень простая: для развития бизнеса нужны средства. Их давал инвестор, получая за это долю в предприятии, которая обозначалась количеством акций. При этом главным мотивом вложения денег в акции был доход, который они приносили своему владельцу, – дивиденды. По сути, кто то умный и находчивый, придумавший акции и акционерный капитал, нашел альтернативу банковскому вкладу. Вкладываешь деньги – живешь на дивиденды, которые при бурном развитии экономики в XVIII и XIX веках могли быть более выгодными, чем проценты от помещенных в банк средств. Для предприятия такая схема была тоже удобна: выпуская и продавая свои акции, владелец бизнеса привлекал необходимые для расширения средства, при плохом развитии событий можно было сократить дивиденды, а то и не выплачивать их совсем. В случае банковского кредита выплата оговоренного процента была бы обязательной, поэтому выпуск акций привлекал все большее количество компаний.
Первыми придумали и открыли биржу ушлые в торговых делах голландцы. Первая постоянная биржа возникла в 1406 году в голландском городе Брюгге возле дома почтенного господина ван дер Бурса. На доме был нарисован герб в виде трех кошельков, которые на позднелатинском обозначались словом «bursa». Отсюда пошло и название места, где люди «меняли» свои деньги на долю в чужом предприятии. Первая в России Петербургская биржа была организована в 1703 году Петром I, «страстно» перенимавшим на Западе не только жизненно важное кораблестроение и новейшие военные технологии, но и некоторые вредные изобретения вроде табакокурения. Справедливости ради надо отметить, что первые биржи были отнюдь не фондовыми в нашем сегодняшнем понимании, а скорее оптовыми, и торговали там не абстрактными бумагами, а вполне конкретными пряностями, пенькой и сукном. Только не за наличные в небольших объемах, а через биржевых посредников крупным оптом по образцам. Первой же фондовой биржей считается организованная в 1608 году Амстердамская биржа.
Почему там? Потому что именно Голландия, освободившаяся от гнета Испании, была в тот период самой важной торговой державой. Здесь тогда крутились основные мировые деньги. Собственно говоря, по местоположению основного фондового рынка мы можем в любой момент истории определить, какая держава доминировала на мировой арене. Проходит серия англо голландских войн, и пальму первенства у голландцев отнимают англичане. Да и сегодня, где находятся основные биржи мира? В богатой спокойной Швейцарии? В Израиле, который, по мнению конспирологов, обманул и опутал весь мир? Нет, в Лондоне и Нью Йорке. И нам сразу ясно, что на мировой арене доминируют вовсе не жители Альп и не евреи, а представители англосаксонских стран.
В стародавние времена парижские и лондонские рантье жили на проценты дивиденды от имеющихся акций. Передавали их по наследству, оставляли детям. Владеть акциями сильных компаний означало вести сытое существование с гарантированным доходом. Скажите, скольких современных рантье, живущих на дивиденды, вы знаете? Я лично – ни одного. При этом биржевые игроки в числе моих знакомых присутствуют. И дело не в том, что капитал, с которым они пришли на биржу, мал и на проценты от него никак не прожить. Дело в том, что за прошедшее столетие кардинально поменялся весь смысл акций. Точнее говоря, его подменили.
Что имеется в виду? Человеку, знакомому с арифметикой, понятно, что общее число акций любой фирмы должно равняться 100 %. Это значит, что общая стоимость компании, то есть всех ее активов (заводов, мебели, материалов и произведенных товаров), должна равняться стоимости ее акций. Первоначальная логика акционирования и была именно такой: вложив доллар в компанию, инвестор получал право на долю ее имущества, равную доллару. В случае плохого хозяйствования стоимость всех активов фирмы снижалась, следовательно, и вложенный доллар оказывался уже 70 центами. При хорошем течении дела, наоборот, становился 1,5 долларами. Но всегда соблюдалось неизменное правило: стоимость акций была напрямую связана с реальной экономикой. А вернее, с реальным положением дел в конкретной компании. Развивалась компания – росла стоимость ее активов; росли дивиденды, выплачиваемые по акциям, – росла и стоимость самих акций. И наоборот.
Казалось бы, что изменилось? А изменилось все! Сегодня практически никто из биржевых игроков не покупает акции для получения дивидендов. Все покупки на бирже делаются для последующей перепродажи и получения прибыли от роста курсовой стоимости акции. Цена акции, обозначенная на ней, является номинальной стоимостью и может быть 10 рублей, но покупать вам ее придется за 100 рублей. При этом покупка будет выгодной, если прогнозируется, что курсовая стоимость, то есть цена, по которой вы ее можете продать завтра, составит 110 рублей. Так биржа и работает. Принцип прост донельзя: дешево купить, дорого продать. И так по многу раз. За месяц, за год, даже за день. От каждой успешной продажи остается прибыль, от провальной операции образуется убыток. Деньги на бирже не зарабатываются, гласит поговорка, они просто меняют хозяев. В этом бесконечном «купи продай» нет места ожиданию дивидендов. Это уже не первичный фактор, как ранее, а вторичный. Грядет выплата дивидендов – курс акции просто увеличивается на ожидаемую сумму. Прошел срок – курс вновь снижается.
При этом важно понимать, что выплачиваемые любой компанией дивиденды никак не зависят от курса ее акций! Дивиденды платятся из прибыли, которая образуется в результате деятельности фирмы, а не от удорожания котировки ее акций. Сегодня главное – рост или падение стоимости самой акции, а не доход, ею приносимый. Раз дивиденды уже не главное, соответственно сокращается и средний срок владения акциями одним хозяином: в XIX веке это были десятилетия, в середине XX века – годы, в конце – уже месяцы, а сегодня недели и даже дни. Еще немного, и счет пойдет на часы или минуты.
Ну и что, скажет критик. Пусть система немного поменялась, но принцип остался все тот же. У успешного предприятия растет и курс акций, у неудачников – падает. Нет, поменялась не только система, изменился и принцип определения стоимости акции. Сейчас никто из самых «отпетых» рыночников не скажет, что сумма стоимости акций предприятия равна стоимости ее активов. Потому что курс акций может колебаться очень сильно, и у таких гигантов, как Газпром, выпустивших уйму этих ценных бумаг, маленькое колебание приводит к миллионным и даже миллиардным изменениям конечной стоимости компании. А ведь сама компания ничуть не изменилась. Газ качается, вышки стоят, трубопроводы работают. Без газа Европа замерзнет, значит, и сбыт гарантирован. А курс акций Газпрома может упасть и очень часто падает. Потом растет, потом вновь падает. И за всеми этими колебаниями в реальной экономике ничего не происходит. Абсурдность современного варианта торговли акциями наиболее показательна как раз в дни нестабильности и кризисов. В эти дни цена на акции скачет, как заяц от гончих, падая за день и вновь вырастая на 10–15 %. Понятно, что за сутки дела «Сименс» или «Дженерал Электрик» не могут ухудшиться или улучшиться в такой степени.
Чтобы такая странная ситуация нас не удивляла, придумано красивое словечко – капитализация. Оно означает стоимость компании в виде простой арифметической суммы стоимости всех ее акций. Так и говорят: капитализация Газпрома выросла, капитализация Газпрома упала.
Но это не значит, что в работе компании что то улучшилось или ухудшилось. Нет, это значит только то, что совокупная стоимость акций скакнула вверх или вниз. К реальному положению дел это не имеет никакого отношения.
Бывает, за один день капитализация компании снижается или увеличивается на 30 %, но ведь ее заводы инопланетяне не взорвали, жучок не поел, а маленькие зелененькие человечки не начали бесплатно трудиться в офисах и фабричных цехах. Поэтому серьезные дяди, решая вопрос покупки какого либо бизнеса, так и говорят: капитализация компании «X» равна такой то величине, но на самом деле она стоит других денег.
Такая ситуация возможна только при полной «отвязке» акций от реальной работы предприятия. Акция стала вещью в себе и в очень малой степени отражает реальное положение дел. Именно поэтому мы наблюдаем абсурдную картину, когда акции американских инвестиционных банков, обладающих имуществом в виде стульев, компьютеров и секретарш, могут расти, а акции Роснефти или Лукойла, добывающие то, из чего делается все, могут падать!
Сегодняшнее положение с акциями, которые стали лишь предметом спекуляций на бирже, – практически зеркальное отображение столь же странной ситуации с американской ипотекой. Это и есть уже знакомый нам театр абсурда, называемый в мире «рыночной экономикой». Что нужно для успешного существования биржи и ипотеки? Только две вещи: игроки и деньги. Причем первое не может существовать без второго. Деньги всегда первичны. Стремление к прибыли, как говорят «буржуазные» экономисты, или к наживе, как говорят марксисты, – неотъемлемое свойство капитализма. Вся философия этого строя базируется на принципе: что то сделать, придумать, привезти и продать дороже, чем это обошлось. Получается прибыль. Но что то реально делать всегда сложнее, чем не делать ничего. Поэтому и была придумана биржа. Не надо отправляться в далекое плавание в заморские страны, можно попытаться увеличить свой капитал на месте. Акции – это всего лишь дополнительный инструмент для спекуляций, и не более того.
Однако не разоблачению «звериной сущности» капитализма посвящена эта книга. Она совсем о другом – о кризисе и способе его организации. Чтобы закрыть тему с акциями, задам вам один вопрос. Представьте себе, что ваш знакомый, не очень близкий, пришел попросить денег в долг на расширение своего магазина. Какие вопросы вы ему зададите? Полагаю, их несколько: когда деньги будут возвращены и главное, что с этого получите вы. И вы услышите в ответ:
– Я отдам деньги через год два. Распоряжаться ими буду без вашего ведома. Вовсе не уверен, что верну в конце срока все, что от вас получу. Что же касается выплачиваемого процента, то и этого я не знаю. В конце года соберусь с партнерами на собрание, тогда и решим, сколько вы получите, дорогой инвестор.
Вы дадите такому просителю взаймы?
А зачем вы тогда покупаете акции? Ведь ситуация абсолютно идентичная. Вы отдаете свои деньги неизвестно кому, распоряжается ими компания, вас не спрашивая. Доход на акцию определяется собранием акционеров в конце каждого года. Вы на этом собрании номер даже не шестнадцатый, а сто шестнадцатый. Ну а если вы купили акции мирового гиганта, то никакого влияния на его действия вы, понятное дело, иметь не будете. Даже на собрание вряд ли съездите. Что они там решат, какие дивиденды начислят, знает один всевышний. Нет и гарантии, что через год два вы сможете получить свои деньги обратно в полном объеме: курс акций может и упасть.
Да не обидятся на меня господа биржевые игроки, брокеры, биржевые аналитики и прочие борцы виртуального денежного фронта. Как можно назвать человека, который на таких условиях вкладывает деньги в акции? Инвестор? Нет, дурак. Если к вам за деньгами придет Вася из соседней парадной и скажет все вышеуказанное, вы ему денег взаймы дадите? Нет, никто никогда в жизни подобную глупость не совершит. А на биржу народная тропа не зарастает. Туда валят толпами. И поскольку биржа была изобретена для ленивых, то для удобства расставания со своими средствами придуманы инвестиционные фонды. Это абсурд в квадрате, виртуальность в кубе. Когда вы покупаете акцию «Лукойла», то хотя бы примерно себе представляете, чем эта компания занимается и какая у нее может быть перспектива. Во главе таких монстров от экономики стоят харизматичные лидеры с предсказуемыми (отчасти) ходами. У этих компаний имеется имущество, и потому есть надежда при самом плохом исходе получить со своих бумажных акций хоть что то. Отдавая деньги в инвестиционный фонд, вы покупаете уже акции этого фонда, который, в свою очередь, покупает акции неизвестно каких компаний по непонятно каким методикам.
Директор фонда, брокер, штатный аналитик. Кто они такие? Кем будут завтра? Какая ответственность у них перед вами? Никакой. Разведут руками, улыбнутся. Игра есть игра. Так получилось.
Фондов этих много, к счастью, большинство из них опять же находится не у нас. Сетуют иногда аналитики, что население России мало вовлечено в игру на бирже, мол, отсталое. Вот в США все играют. А по моему, нежелание уходить из реальности в виртуальность и есть показатель здоровья и здравомыслия общества, что во многом одно и то же. В США вся абстрактная виртуальная экономика поставлена на промышленную основу: что ипотека, что биржа. Крупнейшими игроками рынка акций были инвестиционные банки – гиганты с многомиллиардной капитализацией. Они, в соответствии со своим названием, занимались инвестициями, то есть покупали акции компаний и банков на десятки миллиардов. А потом выпускали свои собственные акции, которые, вы будете смеяться, тоже продавались на бирже. Их номинальная стоимость оставалась неизменной, а курс постоянно рос, поэтому их покупали весьма охотно. Совсем недавно я видел по телевизору грустные лица работников муниципалитета одного из маленьких японских городов. Пенсионные сбережения своих стариков они вложили в акции крупнейшего американского инвестиционного банка «Леман Бразерс» (Lehman Brothers). Но летом 2008 года он неожиданно обанкротился. Пенсионные накопления японских стариков превратились в пыль. Такого исхода не ожидал никто. Теперь муниципалы вынуждены экономить: ездят к старикам не на автомобилях, а на велосипедах. Но чтобы вернуть потерянное, крутить педальки придется лет двести.
Жажда прибыли, желание заработать не напрягаясь, не трудясь гонит на биржу все новых и новых игроков. Заработать хотят все, все надеются, что курсовая стоимость акций будет расти. Как остроумно заметил известный экономист Александр Лившиц: «Утром люди пришли в офис, чтобы поработать с ценной бумагой. А к вечеру внезапно обнаружили, что она годится только для бытовых нужд».
Биржа – это азартная игра, это своеобразное казино. Очень часто приводят именно такое сравнение. Но оно не совсем верно. Для казино, как и для биржи, тоже нужны две вещи: игроки и деньги. Однако в казино человек сам делает ставку, сам осуществляет свой выбор. А на бирже добрая половина вращающихся акций принадлежит компаниям, которые ничего не имеют за душой, кроме таких же акций других компаний. То есть в этом случае не сам игрок идет в казино, а доверяет делать ставку некой структуре, имея от нее лишь расписку о получении денег, каковой, по сути, и является акция. А далее начинается настоящее веселье. Эта структура тоже не идет в казино, а доверяет играть другой компании, покупая ее акции. В итоге ставку в казино делает десятый посредник, а от исхода его ставки зависит не он сам и его близкие, а чуть ли не вся экономика, потому что все перепродали друг другу абстрактные бумажки. И когда начинает сыпаться одна абстракция, она тянет за собой все остальные. И кризис из сумрака виртуальности попадает в наш реальный мир.
В какой стране это царство абсурда наиболее сильно развито? В США. Все население здесь – биржевые игроки, все продают друг другу ценные бумаги. И при каждой очередной перепродаже «воздуха» опять таки происходит магическое увеличение ВВП Соединенных Штатов. Когда понимающие странность такой ситуации эксперты говорят о неизбежности краха американской экономики, либералы улыбаются. Экономика США, говорят они, это 20 % мировой экономики. Все верно, так и есть. Одно забывают уточнить господа хорошие – эти 20 % только в денежном выражении, а не в натуральном. Если отбросить бумажный мусор, за которым ничего не стоит, реальность будет не такой впечатляющей. В кривом зеркале современного финансового мира все «не как у людей». Например, если я взял у вас в долг $100, а вы мне в обмен акцию (расписку), а потом вы взяли у меня в долг те же $100 под мою расписку (акцию), то на самом деле в экономике ничего не произошло. Денег больше не стало. Но это в нормальной жизни. А в финансовой жизни произошло много событий: на рынке появились две ценные бумаги, и ВВП США увеличился на $200. Вот именно из такого теста и слеплено их превосходство в экономическом развитии. Важно понимать, что цифири, написанные в толстых справочниках, не что иное, как туфта, не имеющая отношения к жизни. Реальная экономическая мощь Америки, безусловно, большая, но не в разы превосходит экономики других стран. Ведь их заводы и фабрики уже давно перекочевали в Индонезию, Китай и Тайвань…
Неужели биржевикам, как и работникам ипотечных агентств, не ясно, что подорожание активов не может продолжаться до бесконечности? Что рост всегда сменяется падением? Конечно, ясно. Более того, любой мало мальски авторитетный биржевой аналитик игрок скажет вам именно это. То же самое написано в книгах о бирже. Возьмем любую наугад. Например, «Метод Питера Линча» (английское название «One Up on Wall Street»). Автор, давший свое имя методу, Питер Линч (Peter Lynch), уникальная фигура, один из авторитетнейших знатоков биржевой игры. Его перу принадлежат целых три книги об инвестициях. Фамилия соавтора Питера Линча также не может не впечатлять – Джон Ротшильд. Одним словом, не книга, а просто «библия» будущего спекулянта. Извините, инвестора.
Составляющие своего метода Питер Линч перечисляет подробно. Упомянем их все, несмотря на то что для нас не все из них одинаково интересны.
1. Инвестируйте в то, что знаете.
2. Исследуйте рынок в «реальной» обстановке.
3. Выбирайте предприятие, которым может управлять любой дурак, потому что рано или поздно такой руководитель, вероятно, его и возглавит.
4. Будьте готовы к потерям.
5. Акций, как и детей, следует иметь такое количество, которое вы можете проконтролировать.
6. Не стоит стремиться заработать как можно быстрее.
7. Портфель стоит формировать так, чтобы его основу составляли надежные акции, обеспечивающие в первую очередь стабильный, а не сверхвысокий доход.
Первые семь правил – простой здравый смысл. А вот дальше начинается самое интересное.
1. Вы не будете все время выигрывать.
2. Предсказать процентные ставки, перспективы экономики и динамику фондового рынка невозможно.
3. Не инвестируйте во что попало.
Вот так. Отчего же плачут работники инвестиционных банков, паевых фондов и простые «инвесторы»? Черным по белому все написано: все время выигрывать невозможно. Так и по жизни случается, и «по бирже» по другому не бывает. Не покупайте всякий инвестиционный продукт, потому как за красивой оберточкой из высоконадежного рейтинга может оказаться полный ноль. И самое главное, не пытайтесь соображать головой. Нет смысла думать, что на бирже есть хоть какая то логика и здравый смысл. Его там нет, как и во всей современной финансовой модели мировой экономики. Предсказать ничего невозможно. А что такое предсказание? Это анализ фактов и моделирование возможных последствий. В обычной жизни факт всегда тянет за собой следствие. Если вы промочили ноги, то с огромной вероятностью назавтра у вас заболит горло. Если же вы поедете на красный свет, то с вами случится авария. В обычной жизни предсказания делать можно: будешь ездить, нарушая правила, – окажешься на кладбище, в инвалидной коляске или на скамье подсудимых, когда ненароком задавишь кого нибудь. Не хотел давить? Не хотел разбиться? Конечно, не хотел. Но если ездить на красный свет, все это может случиться.
А в финансовом виртуальном мире предсказать нельзя ничего. Даже пытаться не надо. Логики нет. Предприятие может работать отлично, а его акции – падать. Фирма, обладающая реальными активами, будет на бирже котироваться дешевле, чем дутый инвестиционный банк, на балансе которого только офисная мебель и миллиарды долгов разных лиц и организаций. Выходит, в «библии» биржевого игрока совершенно открыто подчеркивается факт того, в чем мы убедились самостоятельно.
Биржа и акции не имеют к экономике никакого отношения.
До смешного доходит. Бывает, что рыночная оценка компании, то есть сумма стоимости ее акций, оказывается меньше, чем денежные средства, находящиеся на ее счетах! И речь идет не об абстрактных фирмах, торгующих «воздухом» или услугами.
Совсем недавно такую ситуацию можно было наблюдать с российской компанией «Сургутнефтегаз», торгующей всем необходимыми углеводородами. 29 октября 2008 года вышла ее отчетность за 3 й квартал: «Денежные средства на счетах „Сургутнефтегаза" оцениваются в $20,5 млрд…». А капитализация компании на закрытии торгов 28 октября 2008 года составляла 35 725 994 705 штук обыкновенных акций по $0,499 (на бирже РТС) + 7 701 998 235 штук привилегированных акций по $0,173 (на бирже РТС) = $19,16 млрд.
Правда, интересно. Деньги, «живые» деньги можно купить за меньшие реальные деньги. А у «Сургутнефтегаза» еще есть здания и буровые, компьютеры и стулья, автомобили и столовые для рабочих. И многое другое. Но если верить рыночной оценке, все это не стоит ни копейки, все бесплатное и бесполезное. Ведь в рыночной экономике полезность человека оценивают зарплатой, а полезность активов – их стоимостью.
Случай забавный. Даже аналитики об этом любопытном факте написали. Например, аналитик ИК «Велес Капитал» Дмитрий Лютягин: «Такого по большому счету быть не может, поскольку балансовые активы „Сургутнефтегаза" – это „живые" деньги».
Ох уж это финансовое Зазеркалье: быть не может, однако это есть…
Брокеры и инвесторы знают, КУДА они вкладывают свои и чужие деньги. Знают, что могут потерять, но все равно несут «ликвидность» на биржу. Почему? Как и в случае с выдачей ипотечных кредитов сомнительным личностям, брокеры полны надежд, что в крайнем случае спад не будет долгим. Цена упадет немного, потом вырастет. А они смогут пережить этот период.
Каким образом? Взяв кредит, как же еще!
Как и ипотека, биржевая игра в крупных масштабах всегда ведется на заемные средства. Тогда небольшая прибыль от одной сделки, помноженная на миллион акций, даст огромную прибыль. Хорошо, если рынок растет на десятки процентов. Но даже если цена растет на десятые доли процента, при огромных объемах – это миллионы полученных из воздуха долларов. Устоять перед таким соблазном практически невозможно.
А давайте зададим простой вопрос: а почему цена акций растет?
Пропустим долгие рассуждения горе аналитиков. Мы видим, что к реальной жизни акция и ее курс относятся так же, как моральный кодекс строителя коммунизма к реалиям позднего СССР.
Чтобы курс акции увеличился, ее должны хотеть купить.
Но даже не это самое важное.
Главное в увеличении стоимости акции – ее должны МОЧЬ купить.
Иными словами, на бирже обязаны быть те самые две составляющие: игроки и, самое главное, деньги. На биржу должны постоянно приходить новые Буратино с новыми пачками купюр и обеспечивать рост курса акций. Нет покупателей, нет денег на бирже – курс акций обязательно падает. Все биржевые индексы, все эти «никкеи», «доуджонсы» и прочие «насдаки» отражают через сложные формулы весьма простые вещи. Когда спрос, то есть покупки, превышает предложение или равен ему, то курс акций, а значит и индекс, растет. Если продаж больше, чем покупок, – курс акций снижается, индекс тоже идет вниз. Все очень просто. Акции просто не могут быть куплены – это стартовая точка биржевого кризиса. Когда на бирже начинается кризис, начинается паника, брокеры продают акции. Их цена падает еще больше. Но что важно, она не становится равна нулю. Снижение курса означает уменьшение числа покупателей, а не их полное отсутствие. При полном отсутствии желающих купить акции их курс падает «ниже плинтуса», они превращаются в бумагу.
Но почему это происходит? Почему уменьшается число покупателей в момент, когда кризиса еще нет? Когда никто не паникует, когда еще вчера все росло в цене? Почему? Потому что не стало покупателей. Потому что не стало денег для покупки акций. Не у одного конкретного брокера, а у многих разом. Значит, мы можем сказать, что именно неожиданное отсутствие денег на бирже приводит к падению цен на акции. И чем меньше денег, тем больше падает биржевой рынок. Тот, кто покупал акции вчера, сегодня не может это сделать. У него нет денег.
Наличие или отсутствие денег – это и есть практически единственная причина роста или обрушения фондового рынка. И ипотеки.
Отсутствие денег – это и есть тот самый пресловутый «кризис ликвидности». Нет денег, нет ликвидности, нет «дураков» с деньгами.
Но постойте, куда же делись деньги? Какая корова слизала их с рынка ипотеки и фондовой биржи?
Для этого нам надо понять, откуда в современной экономике берутся деньги.
Наш путь опять лежит в США.

3. Федеральная резервная «Печатная Машинка». Кто и зачем грубо нарушает Конституцию США?

Управлять – значит предвидеть.
Императрица Екатерина II

Предвидеть – значит управлять.
Паскаль

Сложно рассуждать о причинах поломки холодильника, если вы никогда не заглядывали внутрь его белоснежной утробы. Невозможно понять, почему погас экран телевизора, развлекавшего вас до этого годами, если не знать, как он устроен и откуда в «ящике» появляются фильмы и передачи. Точно так же бессмысленно пытаться вникнуть в причины финансового кризиса, если не иметь понятия о том, каково современное нам финансовое мироустройство.
Первый вопрос, который стоит задать: что такое деньги? Когда то, на заре цивилизации, это был самый удобный способ организовать обмен между областями, странами и континентами. Требовалась единая мера ценности, единая шкала стоимости, которая вместе с тем должна была быть компактной, устойчивой к внешним воздействиям. Первоначальные меры стоимости в виде голов скота, шкур животных или соли очень быстро уступили место деньгам, сделанным из более прочных материалов. Вариантов было не много. На некоторых островах Тихого океана «ходили» каменные деньги, которые было нелегко перетаскивать с места на место, поэтому такая система широкого распространения не получила. В итоге металл, а не камень, стал материалом для производства денег, которые действительно превратились во всеобщий эквивалент. Достоверно неизвестно, когда они впервые появились. Принято считать, что самые первые монеты возникли в Китае и Лидии около VII века до нашей эры. Еще через 200 лет персидский царь Дарий совершил экономическую революцию в своем государстве, введя в обращение монеты и заменив ими существовавший до этого в экономике бартер. Это дало мощный толчок развитию страны и стало (наряду с военными успехами) одной из основных причин невероятного расширения персидской империи.
В дальнейшем денежная система испытала ряд удивительных изменений, происходивших на протяжении всей истории денег. Очень долго не было единообразия в выборе металла. Все зависело от того, какими ископаемыми был богат определенный регион. В Древней Спарте, согласно Аристотелю, в ходу были железные деньги. Есть сведения о свинцовых и оловянных деньгах. Но все эти металлы с течением человеческой истории были вытеснены тремя другими. Наиболее простые, мелкие деньги делали из меди, основной ходовой монетой стала серебряная, а золото использовали для чеканки самых дорогих денег. Чеканка монеты также появилась не сразу: сначала сложилась практика клеймения слитков металлов, что должно было дать гарантию веса и пробы. Ведь не будешь же постоянно ходить с весами, чтобы взвешивать, сколько на самом деле драгметалла тебе передали. Функцию гаранта брала на себя власть, она же и стала выпускать (чеканить) монету. Поскольку государств было много, а монет разного веса и чистоты еще больше, то уже в древнем мире появились первые профессиональные финансисты менялы, бравшие на себя обмен денег.
В таком медно серебряно золотом виде мировая финансовая система просуществовала почти до начала XX века. Хотя медная монета существует до сих пор в виде мелочи, при анализе истории денег принято считать, что система была биметаллической, то есть наряду с золотом только серебро играло роль всеобщего эквивалента. Но к началу XX столетия одна страна за другой стали переходить к монометаллической системе, в которой мы живем и сегодня. Всеобщим эквивалентом осталось только золото, а валюта государств стала золотой. В Германии это произошло в 1871 году, в Голландии – в 1877 году, в Австралии – в 1892 году, в Японии – в 1897 году, в России – в 1898 году, в США – в 1900 году.
Главная особенность выпуска металлических денег состояла в том, что для производства наличности необходимо было обладать драгоценным металлом. Все государства были вынуждены жить «по средствам», поневоле соблюдая это правило. Кроме того, в результате всевозможных катаклизмов драгметаллы в монетах истирались, терялись, тонули. А для восполнения этого убытка был необходим тяжкий и долгий труд в серебряных шахтах и на золотых приисках. Средневековые государства испытывали сложности с развитием промышленного производства и торговли отчасти по банальной причине отсутствия отчеканенных металлических денег. Не добывалось столько золота и серебра, сколько финансовых средств требовалось для роста экономики. Отсюда и бурное развитие алхимии, с помощью которой пытались получать золото из других металлов путем химических реакций и колдовства. Спасением стало завоевание Испанией новых заморских территорий. Золото инков и ацтеков широким потоком хлынуло в Европу, обеспечив будущую эпоху Возрождения и промышленный рост. Следом за идальго грабить, то есть осваивать, открытые земли бросились португальцы, французы, англичане и голландцы.
Следующим этапом мировой истории денег стало появление их бумажной версии. В отличие от распространенного мнения сам по себе выпуск денег на бумаге не являлся злом. Поначалу не было и речи о выпуске необеспеченных неметаллических денег. Первые бумажные деньги появились очень давно, примерно в VII–VIII столетии в Китае. Попавший туда Марко Поло язвительно писал, что в то время как европейские алхимики пытаются создавать из различных металлов золото, китайские императоры научились превращать в золото обыкновенную бумагу. Действительно, в XIII веке бумажные деньги уже приобрели в Китае широкое распространение. Они имели форму четырехугольных пластинок и были снабжены особыми знаками и печатями. Изготовлены были весьма искусно. Эти билеты обладали различной покупательной способностью и под страхом смертной казни были обязательны к приему. Помимо кнута имелся и пряник – любой обладатель бумажной купюры мог в любой момент обменять ее на золото.
В России бумажные деньги появились лишь спустя пять веков после посещения Марко Поло Поднебесной. В 1768 году граф Сиверс подал Екатерине II записку, в которой доказывал пользу их введения в России. Эта польза была очевидна, и уже в следующем 1769 году в России были выпущены первые ассигнации. Чтобы новые бумажные деньги пользовались доверием, необходимо было не только обеспечить их повсеместный прием во все казенные платежи. Главным условием успеха ассигнаций, как и в Китае, становилось обеспечение их металлической «составляющей». Для этого в специально учрежденном банке были аккумулированы медные деньги ровно на ту же сумму, на которую было выпущено ассигнаций. Купюры первого образца в России выпускались четырех достоинств: обычные для нас 100, 50 и 25 рублей и экзотические – достоинством в 75 рублей. Последние были достаточно быстро выведены из обращения, так как их легко было подделывать путем перерисовывания 25 рублевой. Все купюры были одного цвета, что и облегчало задачу фальшивомонетчикам. Деньги такого достоинства больше никогда в России не выпускали, памятуя о печальном опыте.
К началу XX века золотым содержанием были обеспечены все основные мировые валюты, уже давно перешедшие в «бумажный» формат. Это значит, что золотой запас державы соответствовал количеству выпущенных ее казначейством ассигнаций, а любой владелец кредитного бумажного билета мог в любой момент обменять его на определенное количество желтого металла. Но зачем вам золото в повседневной жизни? Вполне достаточно возможности его получить при первой необходимости. Такую гарантию везде брало на себя государство, и американский доллар и русский рубль были вполне «золотыми».
В мировой экономике, построенной на капиталистических принципах, твердо соблюдался вполне социалистический принцип – все жили так, как работали. Нетрудовых доходов, то есть не обеспеченных золотом, страны не имели. И так продолжалось до 1913 года, пока в Соединенных Штатах Америки не сделали смелое и поистине эпохальное открытие. Вернее, об этом банкиры знали очень давно. Если обладать возможностью выпускать бумажные деньги, но не быть связанным требованием обеспечивать их золотом, богатство может стать безграничным. А безмерное богатство неизменно идет рука об руку с беспредельной властью. Для обогащения всегда необходима власть, а для удержания и захвата власти всегда нужны деньги. Для получения всемирного богатства нужна всемирная власть. Для сохранения власти над миром нужен неиссякаемый источник средств.
От такой идеи захватывало дух. Но нужно было с чего то начинать. Для этого требовалось взять под свой контроль эмиссию, то есть выпуск денег, в крупной мировой державе. Вторым условием успеха становилось обязательное устранение с политической карты других держав, способных поставить под сомнение право одной из них выпускать ничем не обеспеченные деньги.
Сопоставьте две даты.
1. В декабре 1913 года в США была создана Федеральная резервная система (Federal Reserve System) – первая в человеческой истории ЧАСТНАЯ ЛАВОЧКА, получившая право печатать деньги.
2. В августе 1914 года началась Первая мировая война.
Итогом мировой бойни стало исчезновение четырех крупнейших мировых монархий, Великобритания и Франция оказались в сложнейшем экономическом положении, а мировая экономика пережила кризис, подобного которому она не переживала еще никогда.
Случайное совпадение? Нет, не случайное.
Процесс создания Федерального резерва в США был весьма любопытным и достоин подробного рассмотрения. В монархических странах чеканка монеты была уделом государственного казначейства, имевшего множество названий в разных странах, однако всегда сохранявшего свой государственный статус. В демократической Америке, как известно, основным законом является конституция. Открываем, читаем: «Конгресс имеет право <…> чеканить монету, регулировать ее ценность и ценность иностранной монеты…». Все правильно, власть в республике Соединенные Штаты Америки принадлежит народу, конгресс – это его представители. Они и обладают полномочиями чеканить монету. Так в США и было до декабря 1913 года, когда народные избранники утвердили эпохальный Акт о Федеральном резерве (The Federal Reserve Act, или The Act of December 23, 1913).
С того момента монету в Америке чеканит частная лавочка. Слово «федеральная» в названии этой конторы смущать нас не должно. Это обыкновенная мимикрия, «федерализма» в ней не больше, чем в частной почтовой службе «Федерал Экспресс» (Federal Express). Возьмите в руки доллар, приглядитесь. Прямо наверху идет надпись «Federal Reserve Note», что означает «Банкнота Федерального резерва».
Понимаете?
Перед вами не доллар США, а доллар Федеральной резервной системы!
Надпись «the United States of America», расположенная чуть ниже, имеет чисто географическое значение, указывающее нам, где находится организация, выпустившая данную банкноту. Эта надпись не означает, что вы держите в руках деньги Соединенных Штатов Америки. Более того, до создания ФРС на долларах как раз и было написано, что это банкнота США. По английски «United States Note». Впервые бумажные доллары с такой надписью были выпущены в период Гражданской войны в США (1861–1865). Именно тогда и возникли знаменитые сленговые наименования американской валюты «грины», «баксы» и «зеленые». Как известно, доллар (был) зеленого цвета. Особенно много «зелени» на его обратной стороне, где практически нет надписей черным шрифтом и отсутствует портрет государственного деятеля. Бумажные доллары стали называть «greenbacks», что в переводе с английского означает «зеленые спинки».
Так что же такое ФРС? Федеральная резервная система – это частный банк, которым владеют другие частные банки. И она выпускает денежные знаки, которые по старинке, по привычке называются американскими долларами. Была надпись «United States Note» на американской валюте, а потом исчезла. Но поскольку сам «бакс» остался таким же зеленым, то разницы никто и не заметил. Сегодня мы держим в руках кусочек зеленой с цветными разводами бумаги, даже не подозревая, что она не имеет к США вообще никакого отношения.
Что это значит? Это значит, что с 1913 года в Соединенных Штатах грубо попирается конституция этой страны, согласно которой только «конгресс имеет право <…> чеканить монету». Чтобы понять абсурдность такого положения вещей, давайте спроецируем ее на российскую ситуацию. Согласно статье 80 нашей Конституции, «Президент Российской Федерации является главой государства». Согласно статье 87, он «является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации». А теперь представьте себе ситуацию, когда наш президент взял бы да и подписал указ о том, что главнокомандующим армией он назначает господина такого то. По форме все законно: глава государства подписал указ, вступивший в силу, а по сути – грубое нарушение основного закона, прямо говорящего о том, кто является главой наших вооруженных сил. Точно такая же ситуация незаметно для окружающих сложилась с ФРС. Американский конгресс получил свою власть от американского народа, чтобы пользоваться этими полномочиями только в интересах народа. Как и наш президент, конгресс США не имеет права самовольно, по своему решению, отдать кому то свои функции или часть из них. Однако отдал же…
В справочниках вы прочитаете другое объяснение сущности Федрезерва: «независимый финансовый орган, созданный для выполнения функций центрального банка и осуществления централизованного контроля над коммерческой банковской системой США». Если вдуматься, то даже в этом сухом тексте написана правда. Только никто не задумывается над прочитанным. Верят на слово, привыкли.
А давайте задумаемся.
Независимая, то есть негосударственная, структура осуществляет контроль над финансовой системой США.
Что составляет эту финансовую систему?
Коммерческие банки, государственных банков в США нет. Значит, ФРС контролирует деятельность коммерческих банков.
Кем была создана ФРС?
Ее основали 12 Федеральных резервных банков.
Кто основал эти Федеральные резервные банки? Государство?
Нет, в США нет государственных банков, они все частные. Учредителями Федеральных резервных банков являются самые обычные коммерческие банки, которые были сгруппированы по территориальному признаку.
Кого контролирует ФРС? Коммерческие банки?
Да. Но ведь ФРС… ими и создана?!
Выходит, что Федеральная резервная система контролирует… сама себя.
Может быть, мы ошибаемся? Проверим себя: заглянем в американский телефонный справочник «Желтые страницы». Там мы сможем найти координаты ФРС и составляющих ее Федеральных резервных банков не на голубых страницах, где напечатаны телефоны государственных организаций, а на белых страницах частных компаний. Как раз рядом с почтовой компанией «Федерал Экспресс». Но кто из американцев и иностранцев обращает на это внимание? Кто из них звонит в Федрезерв? Кто приходит туда по указанным адресам? Не замечают этого глобального обмана и наши соотечественники. Ведь в сообщениях информагентств министр финансов США будет указан вместе с главой ФРС, и они вместе будут говорить на важнейшие темы.
«Сегодня глава Федеральной резервной системы США Бен Бернанке и министр финансов страны Генри Полсон выступят в Финансовом комитете Конгресса США», – передает «РосФинКом».
«…предстоящее параллельное выступление главы ФРС Бена Бернанке на комиссии по экономической политике и министра финансов США Генри Полсона в Китае вызвали очень оптимистичные ожидания в адрес доллара».
Когда простые люди смотрят телевизор, читают газеты, роются в Интернете, то подвох распознать невозможно. Все чинно и благородно. Создается полная иллюзия того, что это два равнозначных государственных чиновника…
Но на этом сюрпризы не заканчиваются. Мало того что Федеральная резервная система совсем не «федеральная», так она еще и не «резервная». У ФРС нет никаких резервов. Ни золотых, ни валютных, ни серебряных. Никаких. Нет ничего – только офисы, секретарши и компьютеры. Но у ФРС есть самое главное – право МОНОПОЛЬНОГО выпуска доллара. Если у вас в руках «печатная машинка», никакие ценности вам и вправду не нужны. Вы сможете напечатать деньги и все необходимое за них получить. Федеральная резервная система имеет такую печатную машинку. Она же выполняет и контрольные функции. Она прокурор, она судья, она же и адвокат. Согласитесь, это очень удобно. Получается, что негосударственная структура осуществляет контроль над финансовой системой США, страны, которая играет доминирующую роль в мире. Значит, ФРС контролирует не только США, но, по сути, и всю финансовую жизнь планеты.
Но неужели ФРС полностью отделена от государства? Да, как церковь в советской России. Если вы возьмете книгу, написанную главой ФРС Аланом Гринспеном, то там вы именно это и прочитаете: «Федеральная резервная система, формально не зависящая от Белого дома». Секрет в том, что ФРС не только формально, но и неформально не зависит от властей США! Однако видимость приличий тщательно соблюдается. Убедиться в этом несложно. Достаточно посмотреть, как осуществляется ротация руководителей Федеральной резервной системы. С виду все благопристойно. Совет управляющих ФРС в составе семи членов назначается президентом США с одобрения конгресса США. Вроде бы государство при этом процессе присутствует, но в том то и дело, что «вроде». Оказывается, президент хоть и утверждает семерых членов Совета управляющих ФРС, но не имеет права отдать ФРС какой либо приказ или сместить этих самых управляющих. Ведь по закону Федеральный резерв независим!
Совсем недавно, после победы Барака Обамы на выборах, довелось слушать ведущих утреннего эфира на главной либеральной станции нашей страны. Рассуждая о серьезных вещах, эти ребята демонстрируют уровень знаний первоклассника. Понимания еще меньше. Зато напыщенности, самомнения и, что самое печальное, НЕНАВИСТИ К СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ СТРАНЕ – громадный избыток. Так вот, рассуждая о смене команды Белого дома, они всерьез говорят о возможности замены новым президентом главы Федеральной резервной системы. И приходят к выводу, что его, то есть Бена Бернарки, победивший Барак Обама менять не будет. Мол, коней не меняют во время кризиса. А ведь логика политической системы, установленной в США, должна, по идее, вести к обратному. Раз в четыре года проходят выборы, невзирая ни на какие проблемы в экономике. Если в разгар финансового кризиса не надо менять руководителей, ответственных за финансы, то есть за этот самый кризис, то зачем проводить эти выборы? Следуя логике наших горе журналистов, надо их отложить и позволить Джорджу Бушу навести в экономике порядок. И уж потом, лет через пять, провести голосование. Ясно, что так никто не поступает, раз написано в Конституции США раз в четыре года, 4 ноября, значит, так тому и быть.
Проходят выборы, приходит новый президент, и меняется вся команда, управляющая страной. Это не только вице президент и госсекретарь. Это около пяти тысяч человек, состоящих на государственной службе. Приходят новые лица не только на первые роли, но и на вторые и на десятые. Не меняется лишь… глава ФРС.
Почему? Потому, что президент США не может его назначить, как не может его уволить. То есть формально назначение главы ФРС подписывает он, но на самом деле решение принимается совсем в другом месте. Наши журналисты этого не знают и потому строят ненужные догадки. Если бы глава США мог менять главу Федрезерва, он бы это обязательно делал. Иначе получается абсурд: пришла команда демократической партии на все посты, а ключевой финансовый пост занимает тот же человек, что совсем недавно верой и правдой служил республиканцам. Именно против этого курса выступал Барак Обама, благодаря чему получил голоса избирателей!
Убедиться в справедливости этих слов несложно. Достаточно приглядеться к карьере предыдущего главы ФРС Алана Гринспена. Этот уважаемый господин возглавлял Федрезерв целых девятнадцать лет: с 1987 года по 2006 год. Избирали его на этот пост члены совета управляющих Федрезерва, которые назначаются президентом… на четырнадцать лет. Сколько в США президентский срок? Четыре года. Спросите себя, как человек, избранный на четыре года, может контролировать избранного на четырнадцать? Никак. «Фактически, – пишет об этом сам Алан Гринспен, – их должность мало чем отличается от пожизненной».
Структура ФРС крайне запутанна, и это сделано намеренно. Чтобы простой человек махнул рукой и не стал вдаваться в подробности. Люди, выбирающие руководителя Федеральной резервной системы, назначаются на 14 лет. А вот глава ФРС, председатель, назначается, как и президент США, – тоже на 4 года. Казалось бы, логика понятна: президент, уходя, уводит с собой всю свою команду, включая главу Федрезерва. Но на практике все по другому. Алан Гринспен бессменно руководил ФРС 19 лет. Может быть, не менялась правящая партия? Может быть, это причина несменяемости главы Федрезерва?
Нет, партии менялись. Алан Гринспен руководил ФРС:
♦ при президенте республиканце Рональде Рейгане;
♦ при президенте республиканце Джордже Буше старшем;
♦ при президенте демократе Билле Клинтоне;
♦ при президенте республиканце Джордже Буше младшем.
Каждый новый президент заново назначал его на высший финансовый пост в США. И так продолжалось, пока сам Гринспен не ушел в отставку. Особенности личности? Нет, то же мы наблюдали и в более ранний период: в 1979 году президент демократ Джимми Картер назначил главой ФРС Пола Волкера. «Как выяснилось впоследствии, до назначения Волкера на пост председателя Картер вообще не знал о существовании этого человека. Кандидатуру Пола предложили Дэвид Рокфеллер и банкир с Уолл стрит Роберт Руса, которые убедили президента, что именно Волкер способен унять волну беспокойства в финансовом мире».
Очень мило Джимми Картер делает перестановки в своем правительстве. И «по совету друзей» назначает на ключевой пост человека, которого он не то что лично не знает, а не знает совсем!
Но вот президентом становится Рональд Рейган. Он республиканец. Команда Картера уходит. Вся, за исключением… Пола Волкера, который продолжает трудиться. Может быть, он беспартийный и именно это позволяет ему остаться при смене партий у руля американского государства? Нет, Волкер – член демократической партии. Но республиканец Рональд Рейган его не меняет, а, наоборот, опять ставит Пола Волкера во главе Федрезерва в 1983 году, когда истекли четыре года с момента назначения его Картером. Так и будет Пол Волкер возглавлять ФРС до 1987 года, пока на этом сверхважном посту его не сменит Алан Гринспен.
Но знаете, что самое любопытное во всем этом? 26 ноября 2008 года Барак Обама предложил создать Консультативный совет по экономическому восстановлению (The President's Economic Recovery Advisory Board). Этот совещательный орган при президенте США будет состоять из неправительственных экспертов. Председателем комитета Барак Обама предложил назначить… бывшего главу ФРС Пола Волкера.
Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Кто еще ждет от Барака Обамы решительных перемен?
Решения Федеральной резервной системы не могут быть изменены правительством США или кем либо другим. Не казначейство США, не какой либо другой госорган, а Федеральная резервная система выпускает доллары, а вернее, дает их в долг правительству Соединенных Штатов Америки.
Деньги Федрезерв дает государству под залог выпущенных правительством облигаций. Затем, собрав налоги с предприятий и граждан, США отдают долг ФРС с процентами, ведь ценные правительственные бумаги гарантируют их держателям процент. Любопытный момент. Все знают, что государство Соединенные Штаты Америки выпускает ценные бумаги. И никто не задает себе вопрос, а почему это же государство не изготавливает деньги на ту же самую сумму? Эту странность отмечал еще изобретатель электричества Томас Эдисон: «Было бы абсурдным утверждать, что наша страна может выпустить на $30 млн облигаций и не в состоянии выпустить $30 млн банкнот. Оба финансовых инструмента являются платежными обязательствами, однако один выгоден ростовщикам, а второй помогает людям».
Деньгами спекулировать невозможно, у них нет номинальной и курсовой стоимости. А облигациями можно и нужно спекулировать: стоимость облигаций, акций и всех прочих финансовых бумаг постоянно меняется в отличие от стоимости денег. Оттого система финансов США и всего мира так похожа на дом умалишенных…
ФРС является крупнейшим кредитором американского правительства. Так уж устроен мир, что заемщик всегда «пляшет под дудку» своего кредитора. Странно? Эта странность будет понятна вам, если вы поймете, что президент США правит лишь на бумаге. А реальная власть принадлежит вовсе не ему. Поэтому глава ФРС приходит на четырнадцать лет, и, как бы ни менялись партии в Вашингтоне, лишь естественные причины могут помешать ему использовать этот срок до конца.
Не верите – проверьте.
Когда в истории США глава ФРС был сменен победившим президентом?
История создания Федеральной резервной системы похожа на детектив. С чего бы вдруг американское государство, успешно выпускавшее доллары на протяжении почти 150 лет, должно было от этого отказаться? Доллар всегда был очень хорошей валютой. В данном случае я имею в виду не качество его полиграфического исполнения, а покупательную способность. Вспомните романы Марка Твена, Джека Лондона. Сто долларов тогда были сумасшедшими деньгами. Крепкими и дорогими были до XX века и франк, и марка, и фунт стерлинга. Но тем не менее накануне Первой мировой войны один доллар стоил два полновесных царских рубля. Значит, справлялись в Вашингтоне с этой многотрудной задачей, и справлялись неплохо. Учились, можно сказать, на ходу. До появления собственных денег в США использовали испанские, английские и французские. В 1785 году американский конгресс принял постановление о принятии в качестве денежной единицы доллара. В 1792 году в Филадельфии был учрежден монетный двор, и в 1793 году появились первые американские доллары.
Зачем отдавать эмиссию в руки частной конторы? Просто задайте себе этот вопрос. 121 год американские власти сами успешно выполняли свой «супружеский» финансовый долг и вдруг в одночасье отдали это важнейшее право кому то другому. Почему? Неужели государство само не может начеканить денег? Если оно такой элементарной вещи сделать не может, то что такое государство вообще может?
«…нам было приказано забыть о фамилиях и не обедать вместе в канун нашего отбытия. Мы обязались явиться в назначенное время на железнодорожную станцию у побережья Гудзона в Нью Джерси, а также прибывать поодиночке и как можно незаметней. У станции нас должен был ждать личный автомобиль сенатора Олдрича, прикрепленный к последнему вагону поезда на юг.
Когда я подошел к тому автомобилю, шторы были опущены, и только слабые проблески желтого света обнаруживали форму окон. Оказавшись внутри, мы принялись соблюдать оговоренное табу, наложенное на наши фамилии, и обращались друг к другу по именам – «Бен», «Пауль», «Нельсон» и «Эйб». Мы <…> решили прибегнуть к еще большей конспирации и отказались от личных имен».
Что это? Описание встречи законспирированных разведчиков? Сходка высших членов мафии? Нет, такими словами один из участников описывал тайное совещание, на котором было принято окончательное решение о создании Федеральной резервной системы. Оно прошло в 1910 году на маленьком острове Джекил в Атлантическом океане. Соблюдая все правила конспирации, банкиры направлялись на остров, скрывая свои имена и фамилии. С прибытием маскировка только усилилась.
«В течение недели или десяти дней мы были полностью изолированы от внешнего мира, не пользовались телефоном и телеграфом. Мы спрятались на заброшенном острове. Там было много цветной прислуги, но они не имели никакого представления о том, кто такой Бен, или Пауль, или Нельсон, не говоря уже о Вандерлипе, или Дейвисоне, или Эндрю. Все эти имена им ни о чем не говорили».
Словно воры, под покровом ночи банкиры тайком пробрались на далекий остров, используя кодовые имена и изменив внешность. На этом совещании, проходившем в одном из конференц залов отеля, известного сегодня как Jekyll Island Club Hotel, был согласован, а по словам Франка Вандерлипа, был написан, доклад сенатора Олдрича перед конгрессом. Этот человек, Нельсон Олдрич, и предложил создать в Соединенных Штатах частный центральный банк под названием Федеральная резервная система.
Однако для всякого действия нужен повод. Для изменения финансовой модели страны он тоже был нужен – только финансовый. Предлог был придуман весьма благородный. Американскому сенату объяснили, что необходим орган, который будет профессионально бороться с финансовой нестабильностью. Следовательно, сначала следовало создать эту самую нестабильность. И ее создали.
Ни один банк мира не выдержит такой ситуации, когда все его вкладчики разом потребуют свои деньги назад. А если при этом коллеги по цеху откажут банку в кредитах и, наоборот, потребуют немедленного погашения этим банком имеющихся перед ними долгов, крах такого финансового учреждения неминуем. Примерно так и был организован кризис, получивший название финансовой паники 1907 года. При внимательном его изучении мы увидим до боли знакомые картинки, родимые пятна всех будущих кризисов. Все они похожи друг на друга, словно близнецы, но не потому, что вызваны одной и той же экономической проблемой, а потому, что организованы по схожей методике.
В качестве мишени был избран инвестиционный банк Knickerbocker Trust. Это был третий по величине игрок на рынке. Неожиданно возникшие слухи о его серьезных проблемах привели к тому, что вкладчики пошли за деньгами. Руководство Knickerbocker Trust обратилось к ведущему банкиру тех дней – Джону Пирпонту (Джей Пи) Моргану. Но тот отказался помочь, несмотря на то что состоял в приятельских отношениях с владельцем терпящего бедствие банка. Слухи об отказе Моргана подхлестнули панику. Ее пик пришелся на 22 октября 1907 года. С открытия банка и до полудня вкладчики забрали около $8 млн, что соответствует нынешним $50 млн. В полдень Knickerbocker Trust закрылся и прекратил все выплаты. Спасать свои деньги бросились вкладчики других финансовых организаций. 23 октября началась паника в Trust Company of America, втором по величине тресте в стране: за сутки было выдано $13 млн из $60 млн активов. 24 октября 1907 года кризис перекинулся на Нью Йоркскую фондовую биржу. Один за другим стали закрываться и банкротиться банки (лишь в этот день обанкротилось 7 банков), брокерские конторы и тресты (не только в Нью Йорке, но и по всей стране).
И тогда на сцену в качестве спасителя выступил… Джей Пи Морган. Именно он «спас» американскую экономику, будучи одним из главных организаторов кризиса. Морган отказался урегулировать проблемы на стадии возникновения, дал им разрастись, а потом решительно приступил к их быстрой ликвидации. Вместе с другими банкирами влил около $25 млн в финансовый рынок Штатов, что стабилизировало ситуацию.
Важно понять, что любой финансовый кризис – это отсутствие денег. Приходят деньги – кризис заканчивается.
Тушить пожар легче всего самому поджигателю. Спрятавший что то в темной комнате найдет эту вещь быстрее тех, кто не знает, где она лежит.
Банки стали выпускать сертификаты – «заменители денег», чтобы увеличить денежную массу. Сам Морган гарантировал размещение облигаций города Нью Йорк и тем спас его от банкротства. Авторитет Джона Пирпонта был очень велик, «общеизвестно, что его слово было надежнее любых бумаг».
«Спасающий родину» Джей Пи не забывал и о хлебе насущном. Под предлогом спасения от гибели он приобрел железнодорожную компанию Tennessee Coal, Iron and Railroad (TCI), надвигающееся банкротство которой грозило падением многих брокерских контор, владеющих ее акциями. И хотя президент Рузвельт был противником создания монополий, на это поглощение он закрыл глаза.
Итогом паники 1907 года стало снижение экономических показателей. Рынок акций упал на 37 %; по крайней мере 25 банков и 17 трестов обанкротились; цены на сырье упали на 21 %; производство за год упало на 11 %, а безработица выросла с 2,8 до 8 %. Потери понесли многие структуры. Морган же вышел из кризиса в абсолютном плюсе: заранее зная о грядущем обвале, который сам и организовал, он продал акции дорого, скупив затем их по дешевке, докупил акции других нужных компаний, при этом еще и заработав. Но главной прибылью банкира стал капитал общественного доверия к нему. Ведь все были уверены, что только благодаря вмешательству Моргана кризис так и не стал полномасштабным. В июне 1908 года экономические показатели вновь пошли в гору. В Принстонском университете «героя» банкира чествовал уже новый президент США Вудро Вильсон: «Всех наших проблем можно было бы избежать, если бы мы назначили специальный комитет из шести семи государственных мужей, таких как Джей Пи Морган, чтобы решать проблемы нашей страны».
И за словом последовало дело. Для того чтобы разобраться в причинах внезапно возникшего кризиса, была создана Национальная денежная комиссия (National Monetary Commission). В ее обязанности входило изучение состояния дел в банковской системе и выработка рекомендаций Конгрессу. Разумеется, в основном комиссия была укомплектована друзьями и коллегами «спасителя» Моргана. Председателем был назначен сенатор Нельсон Олдрич. Комиссия приступила к работе. Несложно догадаться, что основным итогом ее работы стало «понимание» необходимости создания структуры, призванной регулировать финансовую систему и не допускать в дальнейшем ее кризисов. Затем состоялась таинственная встреча банкиров на острове Джекил, где они приняли решение, что момент для создания ФРС настал.
Федеральную резервную систему представили как панацею от всех финансовых бед. Новый орган только тем и должен заниматься, что контролировать коммерческие банки, следить, чтобы они не заигрались на бирже. А чтобы контроль был эффективным, контрольный орган должен быть независимым…
В декабре 1913 года законопроект о Федеральной резервной системе, продвигаемый Нельсоном Олдричем, оказался перед членами американского сената. Не вдаваясь в утомительные подробности того голосования, хочется отметить, что нашелся лишь один человек, выступивший против. Носивший «ужасную» фамилию сенатор Гильберт М. Хичкок, согласившись с необходимостью создания финансового регулятора, неожиданно предложил поправки к закону, которые нивелировали его суть и смысл для банкиров. Он предлагал сделать Федеральную резервную систему не частной, а государственной монополией. Правом эмитировать (выпускать в обращение) валюту обладало бы опять министерство финансов. Однако по неведомым для нас причинам поправки Хичкока были отклонены, и законопроект был быстренько принят. Президент США подписал его в том же 1913 году, точнее говоря, за неделю, оставшуюся до его окончания.
Торопившиеся к рождественским индейкам и наряженным елкам сенаторы не особенно утруждали себя познанием финансовых истин. Те же, кто понимал, какой переворот в мировой истории сделает акт о Федеральном резерве, убеждали коллег в правоте принятого решения. Ну а банкиры были от него просто в восторге.
«В целом, это замечательный законопроект, и он многое сделает для того, чтобы привести банковское дело и денежное обращение в устойчивое положение», – сказал Эдмунд Д. Гульберт, вице президент Merchants Loan and Trust Company.
Он «приведет к эластичному денежному обращению, которое избавит нас от этих паник», – вторил коллеге В. М. Габлистон, председатель Первого национального банка Ричмонда.
«Принятие финансового закона произведет положительное воздействие на все государство, а также окажет содействие торговле. Похоже, что начинается эпоха всеобщего экономического процветания», – светился оптимизмом Оливер Дж. Сэндз, президент Американского национального банка.
Помните слова Хрущева о том, что к 1980 году советские люди будут жить при коммунизме? Звучали они красиво, но ведь в реальности никто настоящий коммунизм строить в СССР не собирался. Точно так же красивые слова, которыми напутствовали создание ФРС банкиры, не имели к реальности никакого отношения. Федеральная резервная система создавалась не для противодействия будущим финансовым кризисам, а, наоборот, для их организации в нужный момент. Когда то Америка была покорена европейцами благодаря огнестрельному оружию и кованым латам, которые не пробивали индейские копья и стрелы. Аналогично в начале XX века банкиры получили инструмент, с помощью которого они могли установить свое господство над этой благословенной землей. Обладая контролем над выпуском доллара, тайные владельцы Федеральной резервной «печатной машинки» могли ставить и сменять президентов и полностью манипулировать политикой Соединенных Штатов Америки…
Лучший способ что то спрятать – это положить на самое видное место. Вся информация о ФРС абсолютно доступна. Не нужны никакие «конспирологические» материалы – в Сети есть официальный сайт Федеральной резервной системы, надо его просто посетить, там все английским по белому написано: www. federalreserve.gov.
Легко найти и обучающий ресурс ФРС: www.federalreserve education.org.
Зайдите туда, найдите с левой стороны ссылку «History», нажмите ее. И перед вами предстанут рассказ об истории создания «лавочки» и даже портреты ее героев: Джей Пи Моргана и Нельсона Олдрича. Потом нажмите кнопочку с надписью «Structure», вам предложат сделать «Structure Tour», то есть небольшое виртуальное путешествие по Федеральному резерву. Голос из динамика, дублирующий надписи, напоминающий голоса дикторов из голливудских фантастических фильмов, начнет свой рассказ. Посмотрите, послушайте. В существование ФРС сложно поверить. Сложно представить себе, что мир устроен именно так. Но это факт. Надо просто уметь читать, видеть и анализировать.
Особенного внимания заслуживает вторая фраза экскурсии: «Тне FED is mixture of public and private elements». (ФРС является смесью общественных и частных элементов.)
Даже сам Федеральный резерв не говорит о том, что он государственная структура! Разумеется, истинная его сущность не раскрывается. «Смесь», и все. А каков в этой смеси процент «частного» и каков процент «государственного» – нигде не пишется…
Все банально и просто, несмотря на запутанную систему. Задолго до создания Федерального резерва античный поэт Вергилий говорил о том же самом: «О, на что только ты не толкаешь алчные души людей, проклятая золота жажда!»
Ничего с тех пор не изменилось.
А теперь немного отвлечемся. Сложно говорить о высоких материях и финансовых вершинах нашей планеты. Они далеки, малопонятны и уж очень напоминают собой события дешевого детектива. Есть же вещи простые, понятные и известные каждому. Такие, как зеленый «американский» доллар. В начале этой главы мы его внимательно рассмотрели и убедились в том, что все не совсем так, как мы себе представляем. Доллар США не принадлежит США. Но на этом чудеса не заканчиваются. Сейчас вы в этом убедитесь.
Долларовые купюры какого достоинства вы знаете?
Обычно говорят: 1, 5, 10, 20, 50, 100.
Все верно. Более продвинутые пользователи добавляют редкую двухдолларовую купюру. Она считается нумизматической редкостью и, попав в руки понимающего человека, сразу выводится из оборота.
А еще какие долларовые купюры вы знаете?
На этот вопрос отвечают очень немногие. Оказывается, есть целый ряд банкнот, о существовании которых большинство даже не подозревает. Это купюры в 500, 1000, 5000, 10 000 и 100 000 долларов. Не знает их никто по одной простой причине: они запрещены к вывозу из США валютным законодательством страны. Банкноты достоинством $100 000 (золотой сертификат выпуска 1934 года) никогда не находились в обычном обороте и использовались лишь для расчетов между Федеральными резервными банками. Видели их единицы.
А знаете, что, а вернее, кто, изображен на самой крупной долларовой банкноте? Чей портрет красуется на купюре в $100 000? Ответить на этот вопрос будет несложно, если вы вспомните, что деньги Соединенных Штатов печатает не государство. У Федеральной резервной системы свои герои, своя шкала ценностей, свои «любимчики» в «темном лесу» американской истории.
На банкноте в сто тысяч долларов, обладающей наивысшим номиналом, изображен 28 й президент США Вудро Вильсон. Тот самый президент США, который подписал Акт Федерального резерва и создал ФРС. По мнению Федеральной резервной «печатной машинки», именно это величайший деятель американской истории. Да что там американской! Раз Вудро Вильсон напечатан на банкноте, имеющей самую большую стоимость в истории, он и есть «самый человечный человек» всех времен и народов.
Вот так начнешь изучать «фамильные» портреты и сделаешь очень интересное открытие…

4. Выборы в «казино». Что мы знаем об особенностях американской демократии?

Нельзя посеять одно, а получить другое. Какое семя посеяно, то и даст всходы.
Древнеиндийская мудрость

Плащ на золотой подкладке
Все прикроет недостатки.
Лопе де Вега

Представьте себе, что вы особенный человек. Совершенно иной. Отличаетесь от всех самым радикальным образом. Все вокруг деньги зарабатывают, вы же их просто печатаете. Это дает бесконечные возможности. А глубина и безграничность всегда манят человечество. Нас завораживает пляшущий огонь, влечет океан, увлекает звездное небо. Но денежная бесконечность влечет хомо сапиенса еще больше. Ради денег совершаются и совершены миллионы преступлений.
А какие неблаговидные поступки готовы совершить те, кто мечтает о получении финансовой бесконечности? Поистине космические. Слишком много желающих занять место тех счастливцев, которые обладают властью делать деньги из ничего. Эта власть огромна, она открывает любые возможности. Можно нанять лучших ученых, которые сделают выдающиеся открытия. Можно привлечь самых талантливых писателей, режиссеров и журналистов, и они доходчиво расскажут миру, какую огромную пользу человечеству несет современное устройство мира. Самые лучшие врачи, самые смелые военные, самые красивые женщины. Таланты всего мира, ценности всего мира, да и сам мир – все падет к вашим ногам.
Есть только одно небольшое «но». При всей могущественности власть Федеральной резервной системы очень уязвима. Она ведь базируется лишь на одном документе – Акте о Федеральном резерве, отдавшем эмиссию Соединенных Штатов в руки частной лавочки. Это очень хрупкий фундамент. Власть ФРС можно сравнить с огромным авианосцем, вооруженным самым современным, чрезвычайно разрушительным оружием, который держится на плаву благодаря одному прочному канату. Стоит его разрубить, и авианосец пойдет ко дну, и никакое оружие, никакие таланты его капитанов не смогут спасти корабль. В любой момент в США может быть принят другой законопроект, который восстановит нормальную ситуацию и государство само будет печатать деньги. Теоретически это может случиться в любую минуту точно в таком же порядке, как появился на свет Акт о Федеральном резерве. Законопроект, принятие в сенате, утверждение президента – и все.
Так просто? Да, так просто. И в то же время очень сложно. Когда Кощей знает, где лежит его смерть, он это место тщательно охраняет. И в отличие от сказочного злодея ФРС уделяет своему самому уязвимому месту максимальное внимание. Не ларец, не утка и не заяц являются сторожами заветной «иглы», а телевидение, газеты и политическая система США. О Федеральной резервной системе говорят и пишут каждый день, и тем не менее никто не знает фамилий ее владельцев. Никто. Есть только догадки и предположения. Они, эти владельцы, как бы не существуют. А значит, их нельзя скомпрометировать, их невозможно критиковать. Не может быть никаких скандалов, ни сексуальных, ни денежных, связанных с тем, чего не существует. Анонимность и полнейшая тайна – это первое условие сохранения власти. Хозяев «печатной машинки» нельзя убить или шантажировать, их власть не отобрать в результате внезапного ареста. Ее можно лишь ликвидировать, отобрав у ФРС ее функции. Причем не обязательно все. Достаточно вернуть конгрессу право эмиссии. А Федеральный резерв можно и оставить. Регулируйте экономику, уважаемые господа, регулируйте. Кусайся, гадюка, когда я вырвал у тебя жало…
Если существует такая опасность, то необходимо было разработать некую последовательность действий, призванных обезопасить «машинку». Уничтожить ФРС возможно лишь законодательным путем, следовательно, нужно обеспечить лояльность властных структур США. Президент, конгрессмены, политическая элита страны должны тщательно отбираться и проверяться. Контроль над законодательным механизмом и есть контроль над «кощеевой смертью».
Как происходит формирование властных структур США? Путем выборов.
Кто в них участвует? Различные партии.
Следовательно, необходим контроль над политическими партиями. Что проще контролировать, десять партий или две? Конечно, две. Удивительным образом в США политическая борьба осуществляется только между представителями двух партий: демократической и республиканской. Только члены этих политических структур становились президентами США на протяжении всей ее истории. Может быть, в Штатах вообще только две партии? Нет, их там сотни. Почему же только республиканцы и демократы попадают в Белый дом? Потому что только эти партии имеют огромные финансовые средства и неограниченную поддержку масс медиа. Можно быть чудесным, замечательным человеком, превосходить по своим душевным качествам мать Терезу или Святого Франциска, но шансов на победу в выборах у вас не будет никаких. Это знают политики, и желающие не просто «участвовать», а именно победить, не идут в другие партии. Это знают и избиратели. Они неохотно голосуют за кандидатов третьих партий, не хотят поддерживать независимых кандидатов, потому что у них нет никаких шансов на победу.
Возьмем для примера выборы президента США образца 2008 года. Как известно, на них победил демократ Барак Обама, а его соперником был республиканец Джон Маккейн. Это известно всем. Но уверены ли вы в том, что в избирательном бюллетене было только две фамилии? На пост президента России претендовало в том же году четыре кандидата. Неужели в самой демократической стране их было только двое, то есть в два раза меньше, чем в «деспотической» России? Не может такого быть, ведь выборы – это основа основ американской системы. Это Библия, Коран и Тора американской идеологии. Выборными в Штатах являются свыше 18 тысяч должностей, начиная с президента и заканчивая шерифом захудалого городка. Разве может быть, чтобы на главный пост в стране было всего два кандидата?
Конечно нет. Кандидатов было много, ведь США демократическая страна. Разные партии выдвинули достойных.





Как видите, все в порядке. Весь ассортимент политического супермаркета представлен. Тут тебе и социалисты двух сортов, зеленые и влекущая к корням американской демократии «партия бостонского чаепития». Партия реформ, партия запрета – две независимые партии. Короче говоря, порядок полный – 11 партий, не считая республиканской и демократической. Для окончательной его «полноты» добавим еще одного кандидата, Ральфа Нейдера, который баллотировался самостоятельно. Подведем итог: на пост главы Соединенных Штатов Америки претендовало 14 кандидатов.
А теперь вам вопрос. Кого из 14 соискателей вы успели узнать за время их борьбы за высший пост в США? Убежден на 99 %, что никого, кроме кандидатов республиканцев и демократов. Маккейн и Обама. «Марс» и «Сникерс». Чип и Дейл. «Кока кола» и «Пепси кола». Принцип один и тот же. О несерьезности борьбы говорят даже эмблемы двух главных партий США: осел и слон. Шоу и есть шоу. Тут важен дизайн, подача и цветовое решение, а не мысли и идеи. Кто же во время шоу слушает идеи, кто вникает в их суть?
Выборная кампания длилась почти весь 2008 год. Каждый день нам рассказывали по телевизору, говорили по радио, печатали в газетах. Но что? Материалы только о двух кандидатах: Джоне Маккейне и Бараке Обаме. Вот мы и знаем именно этих кандидатов. Все опросы, все рейтинги печатали материалы только об этой «сладкой парочке». Велись прямые трансляции со съездов только ЭТИХ партий. Что же удивительного в том, что результатом такой промывки мозгов стал минимум голосов, отданный за любых других кандидатов, кроме Обамы и Маккейна?



Но ведь нам всегда говорили, что США – это общество равных возможностей. Где же, как не на выборах, получить этому подтверждение. Почему все СМИ говорят только о двух кандидатах, если их четырнадцать?
Потому что свобода есть не только у политиков, но и у журналистов. Они могут писать о том и показывать того, кого считают нужным. Кому интересны заранее обреченные на неудачу статисты? Никому, поэтому все внимание будущему президенту. А его выбирают всего лишь из двух человек, а вовсе не из четырнадцати. Не надо никого заставлять, все телеканалы и все газеты и так будут писать о кандидатах от республиканцев и демократов. Но результат выборов все равно непредсказуем?! Почему же, очень даже предсказуем. Выиграет либо Обама, либо Маккейн. В чем же непредсказуемость?
Но мало девятимесячной предвыборной кампании, когда СМИ говорят лишь о двух кандидатах из четырнадцати. Чтобы уж точно ни у кого не было даже миллимикронного шанса нарушить монополию демократов и республиканцев на власть, придуман еще один хитрый трюк. Он называется праймериз (primaries). Это так называемые первичные выборы, то есть внутрипартийные выборы единственного достойного, которые проходят практически в течение такого же периода времени, как и собственно выборы американского президента. Задача – отобрать из нескольких кандидатов от каждой партии того, кто пройдет во второй тур и будет представлять свою партию в борьбе за пост главы США. В чем хитрость? Да в том, что нам опять рассказывают более полугода обо всех перипетиях отбора только двух партий. Догадайтесь каких? Правильно, все тех же неразлучных демократов и республиканцев. С утра до вечера на телеэкране Обама и Маккейн борются со своими однопартийцами за право быть единственными кандидатами. На протяжении месяцев это новость номер один в новостях Штатов, а значит, и всего мира. А ведь выборы еще не начинались. Но по сути, они уже давно идут, причем самые настоящие. Пикеты, активисты, листовки, значки, телерепортажи, интервью, первые полосы газет и журналов. Американцев готовят загодя – ни одна другая партия (а уж тем более внепартийный кандидат) не может обеспечить к своей персоне такого внимания.
Сами праймериз тоже весьма интересно устроены. Казалось бы, какая разница рядовому гражданину США, какая партия кого выдвинет. Прошли съезды – выбрали кандидатуру, потом все равно гражданин получит на участке бюллетень и своим голосованием выразит отношение к этой партии. Так нет, кандидата выбирают столько времени, которое необходимо женщине, чтобы вы́носить ребенка. Почему так долго? Чтобы промыть мозги своему избирателю до девственной белизны. Все это время обрушивают на бедного обывателя огромный поток информации и прогнозов. Как сложится борьба, если демократы выдвинут Хиллари Клинтон, как будет – если Барака Обаму. И все время о кандидатах только двух партий. А повторение, известно, чья мать…
Кто участвует в праймериз? Логично предположить, что кандидата от партии выбирают члены этой самой партии. Не тут то было. Оказывается, есть несколько видов праймериз. В закрытых принимают участие только зарегистрированные члены партии. Но если в штате проходят открытые праймериз, то в них может принять участие… любой житель штата, независимо от того, состоит ли он в партии! Придумано гениально – выборов официально еще нет, до них почти год, но они вовсю уже идут, а участвуют в них только кандидаты двух партий.
Какое же может быть равенство возможностей?
Какие равные шансы кандидатов?
Какая же это демократия?
Самая настоящая, говорят наши либералы. Это и есть демократия, это и есть эталон для всего человечества. «Действительно, источником мирового кризиса стала экономика США. Но Америка уже на протяжении более чем 200 лет показывала свою удивительную живучесть. А живучесть ее связана с довольно правильной основой. С тем, что Америка – это правовое государство, с тем, что там есть политическая конкуренция».
Наши записные демократы ничего странного не замечают. То ли слепые они, наши либералы, то ли наивные. То ли живут в мире своих грез, не имеющем ничего общего с реальностью. А может, существуют другие, более материальные причины их безграничной любви к Соединенным Штатам Америки?
А теперь смотрите, насколько принципиальным является выбор между двумя кандидатами одной партии, который газеты и ТВ освещают на протяжении месяцев. Хиллари Клинтон или Барак Обама? Кто станет кандидатом демократов? Для всего мира эту новость подают как сверхважную. Кто же победит, кто же достойнее и лучше? А на самом деле никакой разницы нет вообще, ничем их программы не различаются. Почему мы можем это утверждать? Во первых, потому, что борьба идет в рамках одной партии. Нет у штатовских партийцев левого и правого уклона, нет среди них уклонистов и отзовистов, нет меньшевиков и большевиков. А во вторых, потому, что после победы свежеиспеченный президент Барак Обама назначает госсекретарем… Хиллари Клинтон, то есть своего соперника, с которым «насмерть» сражался на праймериз, с кем у него были «принципиальные» разногласия. Но вот он победил, стал президентом – и куда же все разногласия делись? А их никогда и не было. Американскому избирателю, по сути, предлагался чисто косметический выбор цвета и пола (как мебели в супермаркете). Что вам больше нравится: президент – черный мужчина с белой женщиной во главе внешней политики или президент – белая женщина с черным мужчиной, главой МИДа? Потому что если бы победила Хиллари Клинтон, она бы точно так же взяла Обаму в госсекретари.
Но и это далеко не все сюрпризы, которые ждут человека, пожелавшего присмотреться к американским «демократическим» выборам.
В разных штатах США количество кандидатов в бюллетенях на выборах президента будет различаться!
«Чтобы попасть в эти списки (то есть в бюллетень. – Н. С.), претенденту на Белый дом необходимо либо официально выдвинуться от достаточно крупной политической партии, либо представить властям нужное количество подписей своих сторонников, при этом ценз для внесения кандидата в бюллетень каждый американский штат устанавливает самостоятельно».
То есть в бюллетенях будут счастливчики, чьи фамилии окажутся повсеместно во всех Соединенных Штатах, и будут участники, которые попадут в списки только в некоторых штатах. Как такое возможно? Представьте себе, что в Башкирии и Татарстане, Санкт Петербурге и Москве, Владивостоке и Екатеринбурге – везде во время выборов президента России мы бы получали бюллетени с разным количеством кандидатов. Где четыре, где три, где два. Можете себе представить гнев наших правозащитников и либералов? Это же каждому ребенку ясно, что если кто то отсутствует в списках в некоторых частях страны, то шансов на всеобщую победу у него не будет. Количество штатов хоть и не совпадает с количеством наших административных единиц, но суть то одна и та же.
Кто стоит в бюллетенях во всех штатах и имеет шансы на победу? Понятное дело, что кандидаты от демократов и республиканцев. Именно эти два господина и ведут борьбу, и в итоге один из этой двойки побеждает. Но даже этого отцам основателям ФРС недостаточно. Надо подстраховаться от неожиданностей.
Как? Надо, чтобы не только ДВЕ главные партии США были ВАШИ. Надо, чтобы ВСЕ крупные партии США были ВАШИ.
«„Большую тройку" альтернативных политических сил в США составляют три партии: либертарианская партия, партия „зеленых" и конституционная партия. На президентских выборах имена их кандидатов будут представлены в бюллетенях большинства штатов. Кандидаты нескольких третьих партий представлены в бюллетенях десяти и менее штатов».
Итак, кандидаты еще трех партий попадут почти всюду в списки, которые увидят в день выборов избиратели. Таким образом, у них есть призрачный шанс на победу. Если сравнить вышерасположенную таблицу результатов, то мы увидим, что голоса избирателей, кроме демократов и республиканцев, получают кандидаты именно этих трех партий. Зависимость понятная: стоишь в бюллетене – получаешь голоса, нет тебя там – голосов нет. Если стоишь только в одном или двух штатах, то в общем итоге это получается ничто.
Интересная система «равных возможностей» работает в США. Но этим ее чудеса не исчерпываются. Нас ждет очередной крупный сюрприз.
Оказывается все кандидаты на выборах президента США от трех альтернативных партий «большой тройки»… тоже республиканцы или демократы!
Смотрите сами.
1. Либертарианская партия.
«Бывший республиканский конгрессмен Боб Барр официально вступил в борьбу за выдвижение всего за пару недель до национального съезда либертарианской партии, но этого времени ему хватило».
Всего одна цитата, а как много мы узнали. Оказывается, Роберт Барр – бывший член республиканской партии. Обратим внимание и на сроки выдвижения: никаких праймериз партии не понадобилось. Не было полугодичного шоу – хватило одной недели.
2. Партия «зеленых».
Синтия Маккинни. «Она бывший демократ, за плечами у нее годы работы в Палате представителей Конгресса и большой опыт критики в адрес республиканцев».
3. Конституционная партия.
«Священнослужитель баптист Чак Болдуин… возглавлял в Пенсаколе, а затем на уровне штата Флорида отделение „Морального большинства" – общественно политической организации известного проповедника и лидера религиозных консерваторов Джерри Фалвелла. Тогда Болдуин трудился на благо республиканской партии».
Вот это номер. Все скакуны, кто имеет хоть какие нибудь шансы на победу, из одной конюшни. Посмотрите еще раз на таблицу, где указано количество голосов, собранных кандидатами. За исключением независимого Ральфа Нейдера, все собравшие голоса – это Обама, Маккейн плюс большая тройка из той же обоймы.
А нам рассказывают красивые сказки о демократии и свободе выбора. Нет реальной и честной борьбы в США за президентское кресло, нет! Есть красивое дорогое шоу. Неужели Каспаров, Немцов, Касьянов, Познер и другие любители ТАКИХ выборов не знают сути происходящего в США? А если знают и понимают, но продолжают петь осанну Штатам, кто они тогда?
Чтобы подвести итог, скажем, что и кандидаты «третьего сорта» тоже частично из той же обоймы: «Когда отставной дипломат и бывший радиоведущий Алан Кейес боролся за выдвижение в президенты от республиканцев, из всех партийных кандидатов он был наименее заметным». Остальные «борцы» за кресло в Белом доме – это кустарник, деревья и травка для украшения пейзажа американского политического ландшафта, чтобы он не выглядел унылым и однообразным…
Как у самой мощной крепости, у цитадели демократии, как себя любят назвать США, очень крепкая защита. От чужих? Нет, от своих. Чтобы, не дай бог, на американских выборах не победил гражданин США, не являющийся креатурой (ставленником) банкиров с Уолл стрит.
Первая линия обороны – это две мощные партии, соревнующиеся друг с другом.
Вторая – это три второстепенные партии.
Но есть и третья линия. Дело в том, что граждане США не напрямую, как в России, выбирают президента. Они выдвигают выборщиков, которые уже выбирают главу государства. Тут и проходит третья линия обороны. Каждый американский штат дает разное количество выборщиков в общенациональную копилку, грубо говоря, пропорционально числу своего населения. Есть штаты важные, есть второстепенные, а есть, как сказал бы Ильич, архиважные. Наибольшее количество выборщиков (55 человек) приходится на наиболее населенный штат – Калифорнию. Флориду представляют 27 выборщиков, Техас – 34, наименьшее количество (по 3) имеют Юта, Монтана, Аляска, Вермонт, Делавэр, Вайоминг и Северная Дакота. Для контроля над ситуацией не обязательно присматривать за всеми штатами, надо лишь контролировать самые важные по количеству выборщиков. Именно здесь и не попадут в бюллетени те, кто не должен победить. И это уже гарантия того, что победят те, кто должен…
Представьте себе огромное казино. В центре его стоит рулетка. В ней не 36, а только 14 лунок. И вот уже на протяжении более двухсот лет шарик падает только в две лунки. Всегда побеждают только две цифры: цифра 1 и цифра 2. В остальные 12 шарик никогда не попадает. И так сотни лет. Об этой «особенности» данного казино знают все посетители. Они убеждены, что обязательно выиграет «1» или «2». Разве результат непредсказуем? Непредсказуемым он был бы, падай шарик с одинаковой вероятностью в 14 лунок. А так две цифры имеют вероятность победы 50 %, остальные двенадцать – вероятность 0 %.
На какие цифры вы будете в таком казино ставить?
Не возникнут ли у вас сомнения, что в этом заведении не все чисто?
Не появится ли ощущение странности происходящего, что тут мошенничают? Что механизм прогнил? Что внизу, под бархатом и железом, какие то «магнитики» к рулетке привешены?
Кстати, найдутся и чудаки. Зная, что вероятность выигрыша на других цифрах нулевая, они все равно на них поставят. Просто из чувства протеста…
Если вы хотите получать огромные прибыли от продажи газированных напитков, вам вовсе не нужно запрещать строительство новых заводов по производству лимонадов. Вам не надо взрывать и старые, не принадлежащие вам предприятия. Достаточно того, что все газеты, телевидение и радио будут с утра до вечера говорить о вашей продукции. Покупатель, зайдя в магазин, купит бутылку именно вашего напитка, а конкуренты исчезнут тихо и мирно.
Так просто? Да, так просто. Человек легко поддается внушению. Каждый! И при этом считает, что уж он то точно внушению не поддается. Вспомните, сколько рекламы вы видите и слышите за сутки? Если бы она не давала эффекта, если бы мы все не покупали то, что нам навязчиво рекламируют, никто бы рекламу не давал и деньги на ветер не выбрасывал. Раз дают – значит, работает. Раз работает – то и дают. Причем не только в экономике. В политике реклама обладает тем же эффектом. Хотя, Вы, уважаемый читатель, конечно, считаете, что именно на вас все эти уловки не действуют. Должен вас разочаровать…
Нужно лишь учесть одну особенность человеческой психики. Каждый человек считает себя личностью, единицей, а не нулем и хочет, чтобы его уважали. Человек желает сам принимать решение. Ему неприятно, когда ему что то навязывают, лишая возможности принять решение самостоятельно. Он хочет сам выбрать себе напиток. Поэтому на полке должен стоять не один лимонад, о котором говорят все и везде, а как минимум два. У «Кока колы» обязательно должна быть своя «Пепси кола». Иначе покупать «Кока колу», стоящую в одиночестве, неинтересно. Нет выбора. Точнее говоря, его иллюзии. Потому что человеку в том самом строе, который гордо называется «демократией», дают не выбор, а его имитацию. Дело в том, что и первый и второй напиток через сеть компаний, фондов, офшоров, подставных лиц, зицпредседателей производят одни и те же лица. Что бы вы ни купили, прибыль попадет в тот же самый карман. Этой простой истины никак не хотели понять лидеры КПСС. Надо было обязательно создать многопартийную систему: КПСС 1 и КПСС 2… Этого никто не сделал, и поэтому в нужный момент в СССР не оказалось нового «готового напитка», когда народу осточертел старый.
На Западе давно существует многопартийность. Вернее говоря, двупартийность. Почти везде реально побеждают, а значит, действительно борются, только две, очень редко три политические силы. Остальные простые статисты. Есть две партии, борются два кандидата. А руководство этих партий и кандидатов находится в одних и тех же руках. На самом деле никакой борьбы нет. Есть лишь состязание в красноречии, умении держаться на публике. А по сути, между двумя клоунами, стоящими на сцене, нет принципиальных различий. Есть оттенки, не более того.
Что предлагал Обама? Вывести в течение восьми месяцев войска из Ирака, но зато ввести дополнительные контингенты в Афганистан и соседний с ним Пакистан, где окопалась легендарно мифическая Аль Каида.
Что предлагал Маккейн? Оставить войска в Ираке и Афганистане. О вводе войск в Пакистан речи не было.
Что в итоге? В ноябре 2008 года заключен новый договор между США и Ираком, согласно которому янки останутся там до 2011 года. Заключил его уходящий Буш, но с вероятностью 100 % Обама его не расторгнет. Найдутся веские причины, чтобы отложить быстрый уход из Ирака. Это может быть масштабный террористический акт, изменение геополитической обстановки. Предлогом может быть что угодно. А вот в Пакистан «зайти» Барак Обама не забудет. И уже увеличил воинский контингент в Афганистане.
Почему же так происходит? Потому, что внешняя политика США определяется не обещаниями той или иной персоны, данными в ходе предвыборных баталий, а стратегическими интересами этой державы. Под таким углом и надо трактовать поступки самой сильной страны мира. Все остальное – словесная шелуха, обертка для этой горькой политической пилюли.
Сегодняшняя политика вращается вокруг нефтяной и газовой трубы. Углеводороды – это кровь современной экономики. Тридцать процентов мировых запасов нефти находятся на Ближнем Востоке, поэтому США вошли в Ирак. Их интересовала нефть, а не поиски баз террористов или мифического оружия массового поражения. Выйдут ли они оттуда? Разумеется, нет.
Зачем американцам Афганистан? Посмотрите на карту. Рядом Средняя Азия, Китай, Индия, Пакистан, Иран. Нестабильность, искусственно создаваемая в этом регионе, может быть легко переброшена в нужном направлении. Место очень важное: находясь там, можно одновременно угрожать растущему главному сопернику – Китаю, оказывать давление на Россию, держать в узде Индию, угрожать Ирану. Любому, кто знаком с историей, понятна обильно политая кровью истина – афганцев покорить невозможно. За всю историю такого результата не добился никто. Не получится и у американцев, но находиться в этом месте для них столь важно, что контингент в Афганистане удваивается. А чтобы самим нести меньшие потери, придумывается «антитеррористическая коалиция», службу в далекой стране несут… латыши и эстонцы. Стоило уходить из СССР, чтобы опять попасть в Афган? Конечно, «стоило» – теперь жители этих стран могут ездить в США без визы…
Рядом с Афганистаном находится Пакистан, который является союзником Штатов. Что, однако, не мешает американским спецназовцам с завидной регулярностью туда вторгаться. В поисках террористов, разумеется. И без разрешения самого Пакистана. Барак Обама как раз и собирается развивать эту добрую традицию. Цель все та же – нестабильность рядом с китайской границей.
Какие еще важные моменты американской политики мы не оценили? Иран. Здесь мы также увидим преемственность. «У избранного президента США Барака Обамы очень мало возможностей отойти от курса внешней политики, предложенного президентом Джорджем Бушем, – заявила госсекретарь США Кондолиза Райс в интервью газете The Financial Times. Она заявила, что новая администрация, скорее всего, продолжит политику Буша относительно ядерной программы Ирана».
Ничего удивительного – Иран не менее своего истерзанного соседа Ирака богат нефтью и газом. Отсюда и интерес США. Повод – строительство АЭС, возможное создание ядерного оружия. Все, как и с Ираком: страну разбомбят, атомного оружия не найдут. Но никуда не уйдут, а останутся. Оккупация? Упаси бог. Правительство «свободного» Ирана само попросит американцев остаться, чтобы бороться с террористами, то есть с теми, кто начнет бороться с захватчиками своей родины. С таким же успехом гауляйтер Украины Эрих Кох мог называть террористами советских партизан. Ведь что они творили с 1941 по 1944 год, вы только подумайте! Взрывали мосты, портили рельсы, пускали под откос эшелоны. Все это приводило к гибели мирного населения, к невозможности наладить сносную жизнь в освобожденных от большевиков районах. А эти постоянные убийства полицейских и солдат, взрывы бомб, нападения на автоколонны, которые везли хлеб украинским и белорусским детям…
Так в чем же разница между кандидатами в президенты США, если, несмотря на их борьбу и обещания, политика Штатов не меняется ни на йоту? Нет ее? Разница есть. В налогах. Демократы обещают понизить налоги для бедных, а республиканцы – для богатых. И жители США, очень смутно представляющие себе вообще карту мира, а не то что политические проблемы планеты, выбирают не ВНЕШНЮЮ политику, а ВНУТРЕННЮЮ.
Вывод прост. Нет никакой разницы, кто побеждает на выборах президента США. Его внешнеполитические решения, насколько вообще можно прогнозировать мировую политику, уже давно решены теми силами, что устраивают на потеху публике красивое и дорогое шоу под названием «выборы президента США».
Это очень удобно. Играя на шахматной доске и за белые, и за черные, проиграть в принципе невозможно. Оба кандидата ваши. Не нужно подтасовывать результаты, нет нужды в фальсификациях. Вы никогда не задумывались, почему на Западе никогда накал политической борьбы не выплескивается на улицу? Почему там невозможен «майдан», когда проигравший лидер оспаривает результаты выборов и организует беспорядки, плавно переходящие в государственный переворот? Почему неудачник всегда соглашается со своим поражением, причем мирно?
Высока культура политической борьбы, скажут либералы. Нет, никто не рвется к власти только потому, что настоящей борьбы за власть нет. Есть два нанятых одними и теми же силами честолюбца. Есть правила борьбы. Улыбаться, обещать, критиковать. Честная борьба – а там кого выберут. В случае поражения – красивый уход. (Обратите внимание, что проигравшие президентские выборы американские политики обычно уходят в тень.) Все равно, за исключением «косметики», политика будет неизменной. Никогда в США не придет к власти человек, поставивший своей программой роспуск НАТО, создание военного союза с Россией или ликвидацию американской армии в целях бюджетной экономии.
И главное для американского политика – никогда не покушаться на святая святых, на Федеральную резервную систему.
Теперь самое время задать вопрос: а как, с помощью каких сил можно контролировать весь избирательный процесс в огромной стране? Как контролировать пусть две, но весьма влиятельные политические партии? С помощью денег. Деньги и СМИ – вот главные средства политической борьбы. Но даже этот весьма короткий список можно еще вдвое сократить. Деньги дают контроль над СМИ. Значит, нужны только деньги. Газеты, телевидение и радио можно просто купить. И они на Западе давно куплены. Значит, путь к контролю над политической системой США, а через нее и над всем миром, лежит через концентрацию в одних руках финансовых активов. В избирательной системе, построенной в Америке, у кого больше денег и внимания СМИ, тот и побеждает. Если два ваших кандидата будут обладать бюджетами в тысячи раз большими, чем другие кандидаты, шансы на победу будут только у них. Как же сконцентрировать деньги только в своих руках?
Для этого есть прекрасный инструмент – ФРС. Он, собственно говоря, для этого и создавался. Если первичной задачей владельцев Федеральной резервной системы за пределами США стало сокрушение государств конкурентов, то внутри страны цели поставлены были точно такие же, только в отношении банков и других финансовых институтов. Чтобы никто в США не имел денежных средств и не мог с помощью американского избирательного механизма провести во власть своего человека и простым изменением закона ликвидировать Федеральную резервную систему. Кощея можно убить простым росчерком пера, но Кощей знает об этой угрозе, поэтому давно позаботился о том, чтобы «перо» не попало во враждебные или ненадежные руки.
Наилучшим способом сокрушения конкурентов, наиболее простым и эффективным средством уничтожения финансового могущества противников является финансовый кризис. Все происходит будто само собой. Одни банки разоряются, другие остаются. Рынок есть рынок.
Но не надо думать, что все и всегда у банкиров с Уолл стрит, придумавших ФРС, проходило гладко и легко. Конкурентов они ослабили и уничтожили, но когда их могуществу на всей планете угрожал лишь один Советский Союз, гнусное предательство чуть было разом не погубило все дело.
В следующей главе речь пойдет о Великой депрессии и об одном американском президенте…
Хотя почему об одном? О двоих…

5. Почему президент Джон Кеннеди был застрелен, а президент Франклин Рузвельт нет

Мы должны держаться вместе или нас, без сомнения, повесят поодиночке.
Бенджамин Франклин

К сожалению, независимость ФРС не является незыблемой. Свобода действий Комитета по операциям на открытом рынке гарантирована законом и может быть ограничена другим законом.
Алан Гринспен, глава ФРС

Президент, губернатор штата Техас и их жены улыбались и махали руками приветствующим их американцам. Солнечный день, отличная погода, отличная видимость. Да и кабриолет «Линкольн Континенталъ» давал отличный обзор. Можно было сделать хорошие кадры. Поэтому медленно двигающийся кортеж снимали десятки фотографов и операторов, среди которых было много любителей. На задних сиденьях автомашины – президентская чета, на откидных сиденьях впереди – чета губернаторская. Настроение великолепное, Даллас празднично украшен. Шум, приветственные крики. Именно поэтому Жаклин Кеннеди не услышала сухого, словно треск автомобильного выхлопа, щелчка. Отвлеклась на публику, махала рукой и лишь, поворачиваясь внутрь салона, увидела, что тело мужа стало заваливаться ей на плечо. Лицо президента исказилось, а правой рукой он схватил себя за шею, из которой хлынула кровь.
– Боже мой, что они сделали? – в отчаянии закричала Жаклин. – Боже мой, они убили Джека! Они убили моего мужа! Джек! Джек!
Неизвестный, стоящий перед рекламным щитом, только что раскрыл свой зонтик. На небе ни облачка, температура около 20 градусов тепла, следовательно, и не жарко. Зачем он раскрыл зонтик? Зачем проделывает им различные движения? Об этом в тот момент никто не подумал…
Впереди на руки жены упал губернатор Джон Коннели: кровавое пятно расплывалось на его одежде. И вовремя он упал! Другая пуля буквально размозжила голову президента США. Жаклин Кеннеди увидела, что кусок черепа ее мужа отлетел назад и упал на удлиненный бампер «Линкольна». Плохо понимая, что она делает, жена президента оставила умирающего мужа и бросилась на капот машины поднимать окровавленный кусок его головы…
Смертельно раненого президента доставили в госпиталь, где он скончался, не приходя в сознание, через 35 минут после покушения…
22 ноября 1963 года, 12 часов 35 минут, город Даллас, штат Техас, убийство президента Кеннеди. Пожалуй, самое известное и самое загадочное. Прошло уже более 45 лет, а до сих пор ответ на вопрос, кто убил 35 го главу Белого дома, остается открытым.
Есть официальная версия. Она гласит, что Джона Кеннеди из снайперской винтовки «Маннлихер Каркано» итальянского производства застрелил Ли Харви Освальд, убийца одиночка. Киллер стрелял с шестого этажа здания школьного книгохранилища, где работал. Однако количество загадок в этой истории превышает все мыслимые пределы, поэтому большинство американцев в официальную версию смерти своего президента не верят. Надо признать, что все основания для этого у них есть.
Странности начались сразу же после трагедии. Оцепившая место убийства полиция моментально сообразила, что снайпер должен был стрелять именно из здания книгохранилища. Там копы обнаружили открытое окно, три гильзы и винтовку, зарегистрированную на Ли Харви Освальда и, как выяснилось позже, даже с отпечатками его пальцев. Через 40 минут после смерти Кеннеди полиция уже знала имя, приметы и местожительство его предполагаемого убийцы. Никакой сложности в раскрытии преступления века не было. Убийца не изменил внешность, не спрятался. Однако полиция, зная домашний адрес Освальда, почему то не послала агентов к нему на квартиру. Освальда… увидели на улице. Сержант полиции Джон Типпит, заметив похожего по описанию человека, попытался его задержать. Освальд, выхватив пистолет, застрелил полицейского. Вызывает недоумение нарушение полицейских правил Далласа: в полицейской машине должны были находиться двое полицейских, в то время как Типпит был один. Затем здание кинотеатра «Техас», где скрылся Ли Харви, было оцеплено полицией, а сам он арестован, но уже без единого выстрела. Согласно официальной версии, пистолет Освальда дал осечку. Задержанный по обвинению в убийстве полицейского и оказался единственным убийцей президента…
Но не все так просто. Существует любительская 26 секундная кинозапись момента убийства, сделанная Абрахамом Запрудером, благодаря которой сцена смерти Кеннеди была изучена покадрово. По официальной версии, были сделаны три выстрела (первый мимо, второй в шею президента с рикошетом в грудь, запястье и бедро губернатора, третий в голову Кеннеди). Так вот, на пленке явно видно, что тело президента в момент второго выстрела отбрасывается назад. А книгохранилище находилось позади кортежа, и пуля, выпущенная оттуда, должна была бы толкнуть тело вперед. Это законы физики, и даже для президентов их отменить невозможно.
При анализе пленки Запрудера возникают и еще более неудобные вопросы. Получается, что на все выстрелы у убийцы ушло около пяти секунд. Для данной полуавтоматической винтовки с телескопическим прицелом это совершенно невероятно, ибо после каждого выстрела надо передергивать затвор. Минимально возможное время для совершения трех выстрелов превышает «норматив» Освальда. Специально приглашенные снайперы не смогли в течение пяти секунд произвести три выстрела, которые якобы сделал не являвшийся снайпером Освальд. Этот результат «достоин» Книги рекордов Гиннесса. Стрельба по движущейся мишени с такой скоростью и такой точностью сделала бы честь любому мастеру. Но все знавшие Освальда говорили, что, несмотря на свою службу в морской пехоте, он был никудышным стрелком.
Но что было делать следствию, если в книгохранилище лежало три гильзы? На это странное несоответствие закрыли глаза. Впрочем, как и на многие другие. Мы часто слышим о «проклятии фараона», благодаря которому все, кто участвовал в обнаружении гробницы Тутанхамона, быстро и загадочно умирали. У Джона Фитцджеральда Кеннеди не было гробницы, но все, кто имел несчастье хоть как то соприкоснуться с его смертью, сами умирали при довольно странных обстоятельствах. Один дотошный ученый подсчитал, что математическая вероятность этой цепи смертей составляла 1/100 тысячи триллионов. А это значит, что естественным ходом событий она быть не могла.
Первой жертвой «проклятия Кеннеди» стал его «официальный» убийца Ли Харви Освальд. Взятый с поличным, он всячески отпирался от очевидных, казалось бы, улик.
«Я не убивал президента Кеннеди. Я никого не убивал. Я не знаю, что все это значит…» – говорил он. Адвоката ему вызвать, кстати, так и не разрешили. В убийстве Кеннеди он не признался. А через два дня после смерти президента, во время перевозки из одной тюрьмы в другую, Освальд был застрелен. Убийца – Джек Рубинштейн (Джек Руби) – не имел доступа в недра полицейского департамента. Ему это не понадобилось.
Вдумайтесь: к человеку, подозреваемому в убийстве президента, запросто допустили постороннего с улицы, который его убил!
И не просто убил, а застрелил буквально в упор, сунув револьвер 38 го калибра прямо под ребра. И это в самом начале следствия, в стране с жесткими правилами охраны свидетеля убийства или самого убийцы!
Это нереально, это немыслимо. Но это произошло в действительности.
После покушения Ли Харви Освальд был еще жив. Его быстро унесли в контору тюрьмы. Главный агент секретной службы Форест Соррелз увидел возле истекающего кровью Освальда «неизвестного полицейского в штатском», опустившегося на колени. Он делал пострадавшему искусственное дыхание. Агент Соррелз не знал этого человека. После нескольких попыток искусственного дыхания кровь из живота раненого хлынула с большой силой, что приблизило летальный исход. Ли Харви скончался.
Может быть, в США никогда не убивали президентов?
Возможно, могучая сверхдержава в экономике и политике не имела никакого опыта в делах охраны важных персон и расследования злодеяний в их отношении?
Нет, история Соединенных Штатов полна печальных дат. Джон Кеннеди стал четвертым президентом США, павшим от руки убийцы. До него были убиты Абрахам Линкольн, Джеймс Гарфилд и Уильям Маккинли. Поэтому американские спецслужбы должны были находиться во всеоружии. И уж если не смогли уберечь президента, то хотя бы сохранить попавшего в их руки подозреваемого было для них делом чести.
Однако страшные чудеса происходили одно за другим. В течение двух лет при странных обстоятельствах из жизни ушли шестьдесят два важнейших свидетеля – люди, которые могли бы многое показать по этому делу.
Вот лишь некоторые факты.
♦ Джек Хантер, полицейский, побывавший сразу после убийства у Освальда на квартире, убит в полицейском участке. У полицейского якобы самопроизвольно выстрелил пистолет.
♦ Джем Косер, журналист, осматривавший вместе с Хантером квартиру Освальда, застрелен в своем доме.
♦ Таксист, который вез Освальда в день убийства президента от книгохранилища домой, погиб в автокатастрофе через неделю.
♦ Ключевой свидетель Ли Бауэрс, видевший, как из за ограды стреляли «двое мужчин», разбился в автокатастрофе.
♦ Проститутка Роуз Шерами, которая провела ночь с пьяным офицером ЦРУ, сообщившим ей, что «через два дня Кеннеди будет убит», тоже разбивается на машине; столкнувшийся с ней водитель не найден.
♦ Хирург, производивший вскрытие тела президента и снимавший это на пленку, найден в своем доме застрелившимся. Будучи левшой, пистолет самоубийца сжимал в правой руке. Пленка с записью исчезла.
Не избежал печальной участи и Джек Рубинштейн, застреливший Освальда. Через четыре месяца после гибели Кеннеди, 14 марта 1964 года, он был приговорен к смертной казни, но подал апелляцию и выиграл. В декабре 1967 года, когда Руби ждал назначения даты нового суда, у него неожиданно обнаружили рак. Он умер в больнице 3 января 1967 года. Со смертью Джека Руби исчезла возможность распутать запутанный клубок подозрительных странностей и невероятных совпадений. Убийца президента мертв, мертв и убийца убийцы.
А «чудеса» продолжались полным ходом.
♦ Джек Рубинштейн накануне своей смерти дал интервью журналистке Дороти Каллоген. Беседа продолжалась больше часа с глазу на глаз. Но Каллоген интервью почему то не опубликовала, хотя это была бы стопроцентная сенсация. А потом она сама тоже внезапно умирает от передозировки наркотиков, хотя до этого никогда их не употребляла.
♦ Нелли Коннели, жена техасского губернатора, лично видела, что пуля, поразившая ее мужа в машине Кеннеди, была выпущена «совсем с другой стороны». Но ее показания даже не записали.
♦ Траекторию полета этой «второй» пули следствие нарисовало настолько замысловатую, что в прессе ее окрестили «магическая пуля». Судите сами: попав в шею президента, этот кусок свинца попал рикошетом в грудь, запястье и бедро губернатора.
♦ Три четверти очевидцев, видевших смерть Кеннеди – полицейские, жители города, врачи, – все утверждали: выстрелов было больше трех, стрельба велась спереди, а не сзади, стреляли явно разные люди с разных направлений. Но следствие упрямо держалось версии трех выстрелов Освальда одиночки.
♦ На пленках, запечатлевших момент убийства, видно, что мотоциклисты кортежа сразу после выстрелов бросились не назад, где расположено книгохранилище и откуда, по утверждению следствия, стрелял Освальд, а устремились вперед, к мосту, откуда видели (или слышали) главную опасность.
♦ Врач Роберт Макклилланд, первым осматривавший тело Кеннеди, записал: «Пуля попала в горло, в затылке – выходное отверстие». После беседы в ФБР он заявил, что ошибся.
♦ Находившийся некоторое время на хранении мозг Кеннеди, по которому можно было понять, откуда прилетели пули, таинственным образом исчез.
♦ Таким же невероятным образом пропали и пули, которыми был убит президент США. В уголовном деле не было ничего. Как утверждала пресс служба правительства, пули… «распались в теле президента». Это говорилось на полном серьезе, словно убитый Кеннеди был терминатором, а не смертным человеком.
29 ноября 1963 года приказом вице президента Линдона Джонсона, автоматически ставшего главой государства, была учреждена специальная комиссия по расследованию обстоятельств убийства президента Кеннеди. Во главе комиссии, состоявшей из семи человек (двоих сенаторов, двоих членов палаты представителей, бывшего руководителя ЦРУ Аллена Даллеса и банкира Джона Макклоя), был поставлен председатель Верховного суда США Эрл Уоррен. Комиссия заслушала пятьсот пятьдесят два свидетеля, получила более трех тысяч отчетов судебных и правоохранительных органов, которые, в свою очередь, провели около двадцати шести тысяч бесед. Только свидетельские показания по делу составляли двадцать шесть томов. Однако доклад, который должен был пролить свет на таинственные обстоятельства «преступления века», лишь резко критиковал ЦРУ, ФБР и полицию Далласа за то, что они не смогли предотвратить гибель президента, которого застрелил маньяк одиночка Ли Харви Освальд, сделавший три выстрела из винтовки системы «Каркано»…
Однако на этом вопрос не был закрыт. Очевидная странность выводов следствия, проигнорировавшего массу фактов, гибель почти всех свидетелей были настолько вопиющими, что в 1979 году конгресс США создал новую специальную комиссию по делу Кеннеди. Она вынесла вердикт: «Кеннеди погиб в результате заговора». Еще через три года результаты этого расследования были отменены – по требованию спецслужб его признали «некомпетентным».
В 1997 году последний из оставшихся в живых член комиссии Уоррена Джеральд Форд признался, что комиссией умышленно были внесены неверные данные в протоколы вскрытия тела. Была «подкорректирована» и траектория полета пули. ЦРУ и ФБР торжественно обещают рассекретить «досье Кеннеди» лишь в 2003 году.
Видимо, до этого момента мы не узнаем правды о том, кто и зачем убил Джона Кеннеди. Так пишут все, кто так или иначе затрагивает далласскую трагедию и последующие таинственные события. Однако мы можем узнать это раньше. Расследование преступления – это дедукция. Дедукция – это логика. Это поиск подозреваемых, это поиск улик и мотивов. Главная улика в деле убийства Кеннеди – это само следствие, его выводы, некомпетентность и торопливость. И ведь убили не богом забытую и одинокую старушку, а президента мощнейшей державы мира. И брат убитого был в тот момент генеральным прокурором (министром юстиции) США. Даже его власти оказалось недостаточно, чтобы обеспечить полноценное и честное расследование. А ведь то, что очевидно нам сейчас, даже при самом поверхностном знакомстве с обстоятельствами дела, было сразу понятно и семье погибшего президента: дело нечисто. Это простым американцам можно показывать и рассказывать что угодно. Но жена Жаклин Кеннеди сама видела, как пуля убийцы снесла череп ее мужу. И она видела, что пуля летела спереди, а никак не сзади, где, согласно полицейской версии, находился Освальд.
Семью Кеннеди было не обмануть. Именно вмешательства Роберта Кеннеди боялись организаторы смерти президента, так торопливо, через два дня, подставившие Ли Харви Освальда под пулю. Брат президента не успел вмешаться, а чтобы шансов изменить ход следствия у него не осталось, главный подозреваемый с помощью «искусственного дыхания» отправился в мир иной.
Что это значит? Только то, что организаторы убийства президента были не просто группой заговорщиков или мафиози, а обладали реальной и огромной властью в американском государстве. Такой огромной, что могли заставить всю правоохранительную машину США делать все, чтобы это преступление не было раскрыто, а семью Кеннеди – послушно закрыть на это глаза.
Кто же мог это сделать? Мафия, кубинские эмигранты? Нажать на курок мог любой, а вот заставить следствие не замечать очевидных фактов, не видеть того, что любой из нас может заметить на пленках и фотографиях, они не могли. Равно как и наш отечественный КГБ. Не обладали такой властью и ЦРУ с ФБР. Ведь эти структуры не сами решают, кого убрать, а кого оставить в живых, даже за рубежом, не говоря уже о самих Соединенных Штатах. У таких структур всегда есть политическое руководство, они не работают сами по себе, они только руки, всегда еще есть и голова. И приказы отдает именно она.
Еще важный факт. Министр юстиции Роберт Кеннеди не решился опровергнуть результаты следствия и выводы комиссии Уоррена. Почему? Потому что он знал, кто убил его брата. И понимал, что даже министр юстиции ничего сделать не может. «Прощайте, но не забывайте», – сказал однажды Джон Кеннеди. Его брат не простил и не забыл ничего. Роберт Кеннеди тоже решил стать президентом. И вот, к слову, еще одна причина, по которой праймериз в США – это нужная и полезная штука. Пока идут эти предварительные выборы, можно заблокировать путь к власти для нежелательной фигуры. После того, что сделал Джон Кеннеди (об этом чуть позже), ни один представитель этого клана более президентом в США стать не должен. Роберт Кеннеди попытался. Он был одним из возможных кандидатов, участвуя в праймериз демократической партии. И фактически победил, чем подписал себе смертный приговор. 4 июня 1968 года, сразу после победы на предварительных выборах в штате Калифорния, которая делала его кандидатом демократов на выборах президента, Роберт Кеннеди был убит в отеле Ambassador.
Его смерть окружена не меньшими тайнами. «В Лос Анджелесе, в связи с убийством Роберта Кеннеди (с которым меня связывали добрые отношения), тоже не обошлось без запутывания следов преступления. Я могу это утверждать, поскольку мне довелось присутствовать на пресс конференции в госпитале, где скончался Роберт. Тогда лишь немногим журналистам продемонстрировали документ, где был зафиксирован пороховой ожог на затылке Роберта Кеннеди. Этот ожог мог появиться только при выстреле в упор. Серхан Серхан, которого власти США объявили убийцей Роберта, стрелял в него спереди, а смертельный выстрел был нанесен сзади. Данный ключевой документ фигурировал в деле об убийстве и всего три дня демонстрировался прессе. В ходе же дальнейшего следствия исчез из него вообще. Я лично, в связи со всем вышеизложенным, полагаю, что Роберта убил его телохранитель, стоявший за его спиной и стрелявший в упор», – такую точку зрения высказал известный обозреватель советского времени Валентин Зорин.
Вновь мы видим удивительную вещь, когда американская власть зачем то фальсифицирует результаты расследования и скрывает истину. Значит, правду об убийстве Роберта сказать нельзя, точно так же, как и правду о смерти Джона Кеннеди…
Смерть главы такого мощного государства – всегда событие исторического масштаба. Особенно насильственная. Многие руководители разных стран умирали не своей смертью в своих постелях, взорванных самолетах, за обеденным столом. Насильственная смерть правителя – это, по сути, всегда государственный переворот, особенно когда сама власть, оставшаяся после смерти ее главы, всячески пытается что то скрыть.
Чем же не устроил политическую элиту США Джон Кеннеди? Может, собирался строить в своей стране развитой социализм?
Нет, ревностный католик, Кеннеди был последовательным сторонником американского образа жизни и никогда не собирался строить коммунизм.
Может быть, Кеннеди, словно наш Горбачев, по тихому, прикрываясь красивыми словами, сдавал геополитические позиции США во всем мире?
Нет, именно в период его правления случился так называемый Карибский кризис, послуживший началом военного конфликта между США и СССР. И Кеннеди проявил огромную твердость, заставив Хрущева пойти на уступки и вывести ракеты с Кубы. Кстати, всего за год до убийства, ведь Карибский кризис случился в октябре 1962 года. Так что слабаком или соглашателем он явно не был.
Может быть, Карибский кризис был единственным проявлением правильного поведения этого президента США, а во всех остальных случаях он вел себя иным образом?
Нет, именно в правление Кеннеди Штаты активно наводили «демократический порядок». Точнее говоря, пытались его навести на Кубе и во Вьетнаме…
Ночью 17 апреля 1961 года ЦРУ начало операцию вторжения на Кубу. Отряды кубинских эмигрантов, прошедшие подготовку в лагерях ЦРУ и сведенные в так называемую «бригаду 2506», высадились на берег в заливе Кочинос у Плайя Ларга и Плайа Хирон. Кроме стрелкового оружия у них имелось около 10 танков «Шерман» и 20 бронемашин. 19 апреля 1961 года бои закончились полным поражением «контрас». В головном танке Т 34, атаковавшем американские танки, находился лично Фидель Кастро, завоевавший любовь кубинцев и свой огромный авторитет совсем не на пустом месте.
Может быть, Кеннеди был противником такого решения вопроса?
Нет. План вторжения Джон Кеннеди одобрил сразу после инаугурации, в январе 1961 года. Не бросил американский президент и попавших в плен к фиделистам кубинских эмигрантов. Пленные были выкуплены за $62 млн. И на этом президент Кеннеди не успокоился. Он боролся против врагов своей страны, отстаивал ее интересы до самой последней возможности. После провала военного вмешательства просто поменяли способ устранения неугодного режима. Теперь это экономические и политические диверсии. Подготовлена операция «Мангуст», которая должна была вызвать паралич кубинской экономики. Для дезорганизации ключевой отрасли острова Свободы – производства сахара – используются вредные химические вещества. В «Мангусте» задействованы около 400 сотрудников ЦРУ. Ее финалом должно было стать свержение Кастро. Предпринимаются и новые попытки убийства вождя кубинской революции. Конец активной антикастровской кампании положил лишь упомянутый нами Карибский кризис, когда в обмен на вывод советских ракет США дали гарантии, что вторжение на Кубу не повторится.
Любопытно также, что всеми этими «пикантными» подробностями американской политической кухни занимался не только президент Джон Кеннеди, но и его брат. Министр юстиции США Роберт Кеннеди лично контролировал ход операции «Мангуст». Значит, и он был посвящен в святая святых деятельности спецслужб и доверие к нему у ЦРУ было полное.
Во время правления Кеннеди американцы не только вооружали армию Южного Вьетнама, но и предприняли первые шаги к активному участию в войне. В декабре 1961 года в страну были переброшены первые регулярные подразделения Вооруженных сил США – две вертолетные роты, призванные увеличить мобильность правительственной армии. Постоянно наращивался советнический корпус в стране. Американские советники занимались подготовкой южновьетнамских солдат и участвовали в планировании боевых операций.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».
Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.
Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
(с) При использовании информации с сайта указывайте ссылку на него.

https://vk.com/galac_patra http://timecops.net https://vk.com/timecopsorg
Одитинг и обучение - создание духовных способностей в любой точке мира через Skype: timecops
Timecops
 
Сообщений: 1900
Зарегистрирован: 25 июн 2011, 15:42

Вернуться в Русский информационный канал

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3